Георгия Победоносца и великомученицы Варвары села Матвеево - Вышневолоцкий район, Николо-Столпенский монастырь, п. Белый Омут.
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Вышневолоцкий район, Николо-Столпенский монастырь, п. Белый Омут.

Монастырь Николы у Столпа.

            Чем глубже изучаешь историю Вышнего Волочка, тем яснее становится, что бытовавшие ранее взгляды на древнюю историю города, как на историю вполне заурядного местечка, игравшего скромную роль в общероссийской истории, в корне не верны. Само расположение Вышнего Волочка на одном из важнейших транспортных отрезков Великого Волжского пути обусловило будущему городу одну из ведущих ролей в истории отношений Москвы, Твери, Торжка и Новгорода. Древний Волок стал ареной междоусобных войн, а позднее московско-новгородских распрей. Он первым страдал от нашествия московских царей и правителей, будь то Иван III и Иван IV, или же польско-литовских орд в Смутное время. Но сколь быстро селение на Древнем Волоке было разоряемо, столь скоро оно и отстраивалось. И не только благодаря водному пути, но и пути гужевому – большой дороге из Москвы на Новгород, а позднее Петербурго-Московскому тракту. И на самом пересечении этих двух дорог стоял один из древнейших вышневолоцких монастырей – монастырь Николы у Столпа, или иначе Николо-Столпенский мужской заштатный монастырь.

Ещё раз о древней истории Вышнего Волочка. Предпосылки возникновения монастыря у истока древнего Волока.

            С древнейших времён поселения людей тяготели к водным магистралям. Они служили не только путём передвижения, но и источником воды и пропитания, а некоторых местах особо способствовали развитию торговли и ремёсел. Древние люди умели ценить время, и поэтому выбирали наикратчайшие и в тоже время лёгкие пути для передвижения. Постепенно эти пути обустраивались, вокруг них росли селения, т.к. здесь требовалось большое количество рабочих рук, а так же процветала торговля. В местах торгов ещё со времён княгини Ольги стали возникать княжеские форпосты для сбора дани – погосты. Не стал исключением и погост на древнем Волоке в районе современного Вышнего Волочка. Находясь на отрезке гужевого пути из судоходного верховья Тверцы в Цну, а далее в озеро Мстино и реку Мсту, погост Никольский на Волочке у Цны играл роль своеобразной ставки для сбора дани и площадки для торговли. Необходимо отметить, что водные пути возникали издревле, уже с начала расселения в этих местах славянских племён и их торговых отношений с местными племенами, т.е. в X-XI вв. эти пути имели сложившиеся очертания. Вышний Волочёк занимал особое место на прямом пути из Великого Новгорода в город Торжок, а следовательно и на протяжении Великого Волжского торгового пути из Каспия и низовий Волги в Новгород и далее в Европейские страны.

            Поэтому и летописные рассказы пестрят явными и косвенными упоминаниями о Волоке в районе современного Вышнего Волочка. В XII-XV вв. будущий город представлял собой погост Николский на Волочку на Цне, где стоял деревянный Никольский храм, а в VI-VII вв. два храма, и имелись места для торговли и сбора дани, позднее - налогов с проходящих судов. Вокруг погоста группировались по обоим берегам Цны и Тверцы небольшие в три-четыре двора деревни, жители которых кроме земледелия занимались и обслуживанием волока между верховьем Тверцы и Цной. Здесь вполне возможно уже тогда имелись лоцманы, провожавшие суда по судоходному участку Цны до Волока Держкова, плотники, канатчики, кузнецы, занимавшиеся починкой судов и изготовлением снасти для них, извозчики, перевозившие товар от деревни Столбище, где заканчивался судоходный участок Тверцы до погоста Николского у Цны, и грузчики, занимавшиеся выгрузкой и погрузкой товаров.(001. Вышний Волочёк. Казанский собор на месте погоста Никольского на Цне. Фото нач. XX в.)

            Согласно писцовым источникам XVI в. в районе истока Тверцы (Затверецкая площадь и 1-я и 2-я пролетарские) складировались суда. По-видимому, схема движения по Вышневолоцкому водному пути была такой. Суда от Торжка и Выдропужска поднимались при высоком уровне воды до деревни Столбище (Белый Омут). Далее шла выгрузка товара, и он гужевым путём вдоль Тверцы перевозился до Никольского погоста на Цне, где товар грузился на новые суда и отправлялся далее на Волок Держков, где гужевым путём товар так же доставлялся до судоходного участка Мсты и далее на Новгород. Вполне возможно, что смена судов происходила несколько раз, а оставленные на волоках суда ремонтировались и использовались повторно.

Схема могла и меняться: суда, свободные от товара, перетаскивались напрямую из Столбищ в Никольский погост на Цне, где товар снова мог грузиться на те-же самые суда и отправляться далее. Хотя это занимало куда больше времени, ведь перетащить судно пусть и по обустроенному отрезку пути куда дольше, чем перевезти товар посуху. Вполне возможно, подобный метод использовался в более ранние времена, пока вокруг волока не сформировались селения с умельцами, способными выстроить новое судно и предложить его купцу за определённую плату. Таким образом, возникали в районе будущего города предпосылки для его формирования. К погосту на Волочке тяготели и соседние погосты Николский на Волочке у Столпа с центром в с. Быстрое на озере Мстино, погост в Федово – поселение горшечников, Коломенский и Посонский погосты, погост Никольский быстрый с центром в с. Ящины. Все они за исключением Федовского погоста стояли на более мелких транспортных путях – по реке Цне и между озёрами Мстино и Ящинским, которые в свою очередь служили началом ещё одного водного пути в Мологу по Волчине.

            К XVI в. волок в районе погоста Николского на Волочку у Цны сформировался как хорошо отлаженый водный путь. Плюс ко всему получила развитие и гужевая дорога из Новгорода в Москву, проходившая вдоль реки Тверцы от Вышнего Волочка через Выдропужск и Торжок. В XV в. в районе современного Вышнего Волочка оформилась и ямская слобода – ям, население которой по большей части ранее обслуживало гужевые перевозки при волоке. Таким образом, возникли предпосылки и для возникновения и существования у начала древнего Волока монастыря. Существование его обеспечивало пересечение водного пути и сухопутной магистрали. Забегая вперёд, следует отметить, что долгое время монастырь оставался безземельным и действительно существовал только засчёт этих двух дорог.

Основание монастыря и первые упоминания.

            Николо-Столпенский монастырь относится к череде древних обителей в окрестностях Вышнего Волочка, возникших в XV-XVI вв.: Николо-Теребенского, Городолюбского Спасо-Преображенского, Никитского Евановского, Удомельского Троицкого Иоанно-Богословского, Удомельского Параскево-Пятницкого, Троицкого на Овинчищах Кушникова, Спасского Забережского, Троицкого Млёвского и Никольского Иловицкого монастырей. Все эти обители основывались близ рек или на крупных озёрах, которые в то время продолжали оставаться транспортными магистралями.

            Первое упоминание монастыря в писцовых книгах относится к 1545 г.: «Дер Столбища и Ноздря тож, а в ней стал манастырек ново, а церковь в нем Покров Пресвяти Богородицы, а крестьянских дворов: двор Ондрейко, дв. Степанко, пашни 4 коробьи, сена 20 копен, обжа; да в Столбище ж 4 кельи, а в них живут старцы»1. На землях некоего Истомы стоял близ монастыря «церковной и Покровской починок Лычно: двор игумен Иван, двор пономарь Самойлик, пашний 6 коробей, сена нет, земля церковная в обжи не положена»1.

            Запись «стал манастырек ново», говорит, что обитель основана не ранее 1540-х гг. Отметим, что тогда монастырь не поименован как Николо-Столпенский, да и храм обители посвящён Покрову Пресвятой Богородицы. Единственное косвенное упоминание наименования монастыря содержится в названии погоста, куда входили окрестные селения вокруг монастыря, - Погост Николской на Вышнем Волочке у Столпа. Хотя входившее в погост село Быстрое с храмом Николая Чудотворца намного древнее монастыря и, возможно, именно оно было церковным центром погоста на Вышнем Волочке у Столпа. Отсюда и наименование погоста – Никольский.

Крест в с. Быстрое (02. Крест на месте Никольского храма в с. Быстрое).

Уже в 1582-83 гг. в писцовых книгах мы находим упоминание не только о монастыре и его насельниках, но и об образе Николая Чудотворца. В писцовой книге упомянут «погост на реке на Тверце на Вышнем Волочке Никола Чюдотворец у Столпа»2 - это первое упоминание монастыря, как центра погоста погоста на Тверце.

Сама обитель описывалась так: «На погосте церковь Покров Святые Богородицы теплая, древяная верх. А у образа у Николы Чюдотворца Государева прикладу три золотых, да венец серебрян золочен, а в нем камень хрусталь, да два червьца. Да в церкви ж сосуды церковные оловяные, да ризы миткалные, едран бархат зелен на золоте, потрахель бархат зелен золотной, поручи бархат зелен золотной. Да в монастыре восемь келей, а в них живут черной священник Исай да сем братов, а питаютца о церкви Божьи. Да у монастыря ж двор скотцкой. Церковная ж пашня, что была деревня Лычная»2.

Этот отрывок Писцовой книги опровергает предание об основании обители Иваном Грозным в XVI в. Предание рассказанное автору дочерью матвеевского священника Михаила Белова Евгенией Михайловной Ильиной, гласит: «Ехал царь Иван из Новгорода в Москву и вёз с собой резную икону Николая Чудотворца. Но вдруг на Белом Омуте остановились кони, которые везли икону Николая Чудотворца, и не пошли дальше. Впрягли других коней и те тоже остались стоять на одном месте. И воскликнул тут царь: «Будь же ты, Никола, столб!», что значило: «Оставайся на этом месте навсегда». И повелел основать монастырь».

Это предание созвучно с преданием о чуде, произошедшем с князем Андреем Боголюбским и образом Боголюбской иконы Божией Матери, и прочно укоренилось в монастырских хрониках. Так надпись на подножии образа, составленная в конце XIX в. гласила: «Имеется предание, что царь Иоанн Васильевич Грозный перевозил сей образ из Новгорода в Москву, поставил его на сем месте и повелел устроить монастырь…»3. Но факт основания монастыря Иваном Грозным не подтверждается датой первого его упоминания. В 1540-х гг. молодому царю было ещё только десять лет, вряд ли он тогда уже мог повелеть основать монастырь.

Никола Можайский(03. Образ Николая Можайского, XVII в. Русский север. Так мог выглядеть образ в Николо-Столпенском монастыре).

Хотя описание «государева приклада» может трактоваться и как просто пожертвование царём для образа украшений и денег. А потом уже молва народная переиначила это в предание о чудесном основании монастыря. Источников по этому вопросу мало, но сделать некоторые любопытные предположения мы можем.

Во-первых, образ мог появиться в монастыре между 1545 и 1582 гг. Но, что делал тогда великий князь Иван IV в Новгороде, почему вёз оттуда образ? В этот период есть лишь одно известное нам упоминание о посещении Иваном Грозным Вышнего Волочка – 1546 г., когда он возвращался по Московской дороге с богомолья от Тихвинской иконы. Возможно, он мог везти с собой и резной образ Николая Чудотворца и оставить его в монастыре. Хотя стоит изучить и другие источники, связанные с жизнью Иоанна IV. Возможно, будут и другие посещения Вышнего Волочка и монастыря близ него московским царём в период 1545-1582 гг.

Иконография и история вышневолоцкого образа Николая Чудотворца.

            Образ Николая Чудотворца из Николо-Столпенского монастыря является одним из резных изображений святого в полный рост с вознесёнными горе руками, в которые вложены модель города и меч (с 1990-х гг.). Образ напоминает нам явленного в XIV в. при осаде г. Можайска святителя Николая с мечом и городом в руках. Широкое распространение резные изображения Святителя получили в XV-XVII вв. по всей территории России. Образ из Николо-Столпенского монастыря принято датировать XVI в. В отличие от других подобных изображений Святителя вышневолоцкий образ имеет характерное отличие. Из источников XIX в. мы знаем, что образ вместо меча имел в правой руке крест.

            В Белом Омуте бытует и ещё одно предание о появлении в этих местах образа Николая Чудотворца. Оно записано Евгением Ступкиным со слов жительницы села Зои Петровны Медовой: «Давно-давно плыл по Тверце ящик и остановился напротив монастырского храма Покрова Пресвятой Богородицы. В том ящике и находился Никола Можайский. Специально для него поставили церковь, освящённую во имя Святителя и Чудотворца Николая».

            Вот описание образа, созданное в 1887 г. игуменом Николо-Столпенского монастыря Феофаном, иеромонахом Ионой и священником Алексеем Гнедышевым, из которого отчётливо видно, что образ имел в руках крест: «Икона сия резная полурельефная, вся сделана из дерева, изображающая полного в стоящем положении человека мерою 2 аршина 2 вершка в архиерейском облачении с распростертыми руками, держащими в правой руке осмиконечный крест, в левой церковь…»5. По-видимому, образ лишь незначительно поновлялся на протяжении с XVI по XIX в.

Никола Вышневолоцкий(04. Образ Николая Чудотворца из Столпенского монастыря в Богоявленском соборе, 1980-е гг. В правой руке Святителя крест).

В  1725 г. он был существенно испорчен Новгородским архиереем: «Ступни ног у иконы стоят отпиленными, - продолжают составители документа, - это учинил Новгородский архиепископ Феодор для удобнейшего помещения иконы в дорожный ящик, чтоб опять перевезти в Новгород. О таком поступке значится в Указе Петра Великого 1725 г. о винах сего архиепископа»5.

Портило икону и время. Не смотря на то, что первоначально образ стоял в монастырском храме Покрова Пресвятой Богородицы и имел золотой венец, пожертвованный Иоанном Грозным, он к XVIII в. оказался в часовне у Петерубрго-Московской дороги, где «сохранялся и не имел на себе никакого украшения, кроме первобытных красок»5. Логично было предположить, что такое отношение к себе икона вызвала именно в петровское время, когда велась борьба с местночтимыми иконами. Вплоть до конца XVIII в. власти считали подобные иконы проявлением старообрядчества. Тогда же икона утратила и вклады Грозного царя. В ходе той же борьбы в 1775 г. икону и вовсе хотели «отобрать» в Новгородский Софийский собор6.

В документах за 1805 г. впервые упомянута в западной части монастыря деревянная часовня с чудотворным образом Николая Мирликийского7. Поклониться образу заходили люди, проезжавшие берегом реки по Петербурго-Московскому тракту. Не исключено, что обитель могла посетить и императрица Екатерина II, миновать монастырь не мог и ехавший за ней её критик Радищев. По этой же дороге мимо монастыря проезжали Александр I и Николай I. Оба они останавливались в часовне близ Вышнего Волочка, где хранилась чудотворная Казанская икона Божией Матери. Возможно, они же были и у чудотворного образа в Николо-Столпенском монастыре.

Лишь в 1878 г. образ перенесли в новую каменную Никольскую церковь монастыря. В 1880 г. усердием вышневолоцких граждан «сооружена на сию икону сребропозлашенная риза, митра с перламутровыми образами, венец на главе и крест в руках… весом серебра 84 пробы 31 фунт 83 золотника»5. Тогда же была изготовлена и табличка, поставленная у ног Святителя с рассказом об истории иконы.

(05. Ступни резного образа и табличка, уцелевшая от ризы 1880 г.).

В 1884 г. началась переписка об устройстве крестного хода из Николо-Столпенской пустыни в Вышний Волочёк. Как видно из письма, предполагалось, что  «икона эта имеет быть встречаема перед вступлением в город, 15 июня с крестным ходом духовентсва Казанского женского монастыря и, по совершении в монастырском соборе всеношного бдения и литургии провождается 16 июня прямо на градскую площадь, а равно икона 15 июля переносится обратно в пустынь тем же порядком»8.

Переписка растянулась вплоть до 1887 г. и дошла до Синода. В конце концов решено было отказаться от этой идеи. Причину духовенство нашло в следующем: «Вышневолоцкое духовенство находит неблагоприличным, что резная в полный рост без ног икона будет носиться без киота»9, а если образ поставить в киот, то «придётся носить целую часовню»9.

            В 1920-е гг. образ избежал ограбления, но надругательста не обошли его стороной. По некоторым свидетельствам, начале 1940-х гг. его использовали как подставку для игры в карты, пока верующие прихода с. Федово не выпросили у местной власти икону в свой храм. В 1943 г. образ забрали из осквернённой Никольской церкви монастыря члены приходского совета и на руках с пением отнесли в Михайло-Архангельский храм с. Федово. В 1953 г., когда были прекращены богослужения в церкви с. Федово образ был перенесён в Богоявленский собор Вышнего Волочка.

            К тому времени металлические ризы на нём представляли жалкие остатки от былого украшения, и поэтому духовенство собора приняло решение о пошиве новых риз на образ.  В 1950-е гг. в Богоявленском соборе по совместительству служил священник Михаил Иванович Белов. Его дочь Евгения Михайловна вспоминает: «Однажды отец проснулся утром и рассказал матери сон о том, что он красил во сне образ Николая Чудотворца в Богоявленском соборе. Вечером, придя со службы, он принёс маме старые священнические облачения и сказал: «Не зря я Николая Чудотворца красил сегодня во сне. Теперь ты будешь шить на него ризы». Так, на протяжении почти 40 лет образ к каждому большому церковному празднику украшали в облачения тех же самых цветов, в какие облачались и священнослужители. Эта удивительная традиция помогала верующим людям воспринимать образ Николая Чудотворца сослужащим священникам в храме.

            В 1960 г. опись Богоявленского собора упоминает под № 38 «Икону в иконостасе св. Николая (резная) в парчовом одеянии металлической ризе, серебряный крестик, Панагия с цепкой, крестик золотой б/цепки, 2 крестика серебряных на бусовой цепке, крестик перламутровый 1»10. Опись же 1961 г. упоминает отдельно хранящуюся в ризнице храма под № 51. митру иконы Святителя Николая. За тот же год ещё одно описание иконы: «№28. Икона в иконостасе св. Николая, резная в парчовом одеянии, металлической ризе, серебряный крестик, панагия с бисерной цепкой, крестик серебряный с цепкой, крестик золотой без цепки, 2 крестика серебряных на бусовой цепке, крестик перламутровый 1 и священнический серебряный крест с цепкой»11. Но, за прошедшие сорок лет с иконы исчезли таинственным образом и риза и кресты, а из ризницы собора пропала митра.

Судить о древности самого образа, к сожалению, сейчас не представляется возможным, так как в 2002 г. икона перенесла губительное обновление. Неграмотная работа иконописцев из Твери уничтожили все следы старины на иконе XVI в. К сожалению, в годы советской власти исследователи не составили подробного описания иконы, да и фотография дошла до нашего времени только одна.

            Будем надеяться, что иконописцы покрыли прежние слои живописи грунтовкой сверху, а не содрали всё до дерева. Что бы понять это и открыть следы первоначальной живописи, стоит отдать образ на реставрацию профессионалам, которые ещё трудятся в крупных государственных реставрационных мастерских. И тогда бы мы сможем восстановить полную историю этого чудотворного образа, а сам образ послужит живым памятником XVI  в. в Вышнем Волочке.

Никола Вышневолоцкий(06. Образ Николая Чудотворца после «реставрации» 2002 г.)

Монастырь в XVI - начале XVII вв.

Об истории обители в XVI-XVII вв. известно весьма мало. Скорее всего, это был небольшой монастырь, все постройки которого были деревянными. Он имел один храм, престол которого продолжал носить первоначальное посвящение Покрову Пресвятой Богородицы. Число насельников так же было небольшим. В 1545 г. их число составляло семь человек – игумен Иоанн, он же исполнял обязанности священника, пономарь Самойлик и старцы, жившие в четырёх кельях. В 1582 г. в монастыре служил «чёрный священник» - иеромонах Исай и жили семь братьев. Число келий было восемь, т.е. каждый брат жил в отдельной келье.

Из писцовой книги 1582-1583 гг. известно, что при монастыре имелся скотный двор и небольшой участок земли на пустоши в бывшей монастырской деревне Лычная. Монастырь существовал за счёт пожертвований с проходивших  мимо судов и купеческих обозов. При этом монахи не имели права сбора пошлины, как, например, духовенство соседнего вышневолоцкого погоста Николского на Цне, где священство «на темьян и на ладан» имели право сбора.

Поэтому и у проезжающих по Московской дороге иностранцев монастырь оставлял лишь мимолётные впечатления. В 1602 г. Аксель Гюльденстиерне в описании путешествия герцога Ганса Шлезвиг-Голштинского в Россию писал: «9-го сентября проехали мимо грязного монастыришка, называемого Святой Николай Столп (Stoelppe); там было всего шесть противных, скверных монахов»12. Конечно, не стоит обращать внимание на такие эпитеты, как «противные, грязные, скверные», т.к. весь текст Гюльдерстиерне пестрит такими вот замечаниями. Но важен тот факт, что и в начале XVII в. число монахов не увеличилось, а оставалось на прежнем уровне.

1640 г. На карте Московии Исаака Массы, изданной в Амстердаме мы встречаем название Волочёк, при чём издатель указал и начало Волока – деревню Столбище  с Николо Столпенским монастырём (Stolb), чуть ниже по Тверце мы находим Выдропужск (Wedrapusta), ещё ниже Торжок (Torjok). Таким образом, карта отразила важнейшие пункты торгового пути из Москвы в Новгород.

(7. Карта с изображением Николо-Столпенского монастыря, Выдропужскаи Торжка 1640 г.

Николоас ВитсенВ 1665 г. в дневниках Николоаса Витсена мы снова находим упоминание Николо-Столпенского монастыря: «28 мая. С утра проехали 3-4 мили до остановки. Мы находились среди леса. У нас было столько же солдат, как прежде, когда уезжали из Москвы, но теперь уже другие. До вечера мы проехали еще 5 миль до местечка Никола у Столпа, по названию церкви Св. Николая на Тверце»13. Интересно, что иностранец указывает в то время на существование в монастыре Никольской церкви. Возможно это и так, если он не спутал название храма с Покровским храмом монастыря.

(8. Николоас Втсен, портрет).

Чуть позже в 1659-1667 гг. Патрик Гордон в своём дневнике упоминает переправу, существовавшую близ монастыря: «Июля 4, среда. Переменив лошадей, я отправился пораньше и доехал до Михайловского ручья и большого поля, в 30 верстах, где пообедал. После полудня я пересек Тверцу у Выдропужска, в 5 верстах, затем [добрался] до речки и деревни Холохольни, в 10 верстах, вновь пересек Тверцу близ Николо-Столбенского монастыря, за 7 верст, и по ровным полям [достиг] Вышнего Волочка, в 10 верстах, где и заночевал»14.

Гордон проехал мимо монастыря, не останавливаясь в нём, а Эрик Пальмквист в 1674 г. останавливался в монастыре и приводит сведения о численности монахов в обители, которая у него на карте отмечена как Micola: «В этом монастыре живут семь монахов, все беглецы из Ингерманландии. Один из них в горячке и безумии четыре года тому назад разрезал себе более половины горла и когда он хочет есть, то должен всегда крепко связывать себе шею. Дыра в горле величиною с монету каролин»15. Отрывок наводит на размышления о том, что монастырь был заселён выходцами из Карелии, бежавшими от шведских притеснений. Так, Г. Готье замечал, что Пальмквист «старательно отмечает беглецов из Ингерманландии везде, где может их найти»15. А это в свою очередь наводит на мысль, что Николо-Столпенский монастырь разграбили в 1609 г., и он запустел в Смутное время, а затем снова был возрождён карельскими монахами.

Но вернёмся снова к мосту через Тверцу. Монастырская переправа поддерживалась в весьма хорошем состоянии, благодаря сухопутной дороге, и поэтому даже заслужила похвалу в дневнике у Фридриха-Вильгельма Берхгольца, составленном в 1711-1725 гг.: «В Вышнем Волочке мы видели и новый канал длиною в одну версту, проведенный богатым калмыком (М.И. Сердюковым – Д.И.) и соединяющий две реки (Тверцу и Цну.). В 10 верстах от него по пути стоит красивый монастырь, близ которого через какую-то реку устроен мост, какого лучше я не видал в России»16. В данном отрывке Николо-Столпенский монастырь назван красивым, а переправа лучшей. Видимо, монастырь постепенно начал расстраиваться и преображаться.

(9. Неизвестный инок Столпенского монастыря на мосту через Тверцу. Фото нач. XX в. На заднем плане Никольская церковь обители и колокольня)

Богаче обитель стала благодаря постепенному приобретению новых земель, в том числе и бывшего довольно крупного Троицкого на Овинчищах монастыря.

Троицкий на Овинчищах или Кушников монастырь – вотчина Николо-Столпенской обители.

История этой обители хорошо и обстоятельно описана вышневолоцким краеведом Е.И. Ступкиным в книге «Встал монастырёк ново…». Монастырь основан на землях некоего помещика Кушника в 1560-1570-х гг. в местечке, которое сейчас называется Троицкие хутора на территории современного Спировского района.

По писцовой книге 1582-1583 гг. в Воскресенском погосте в Осечне значился «на Овинчищах монастырь на речке на Иленке, а в монастыре церковь Троицы Живоначальная древяная вверх, да в приделе Благовещения Пресвятой Богородицы да в другом преподобного чудотворца Сергия, да церковь Николая Чудотворца да в приделе Алексея Митрополита древяная вверх, а в церквах образы и свечи и книги и ризы и колокола и все церковные строения все приходское, да в монастыре 12 келий, а в них живут старцы, а игумена и строителя нету, да за монастырём два двора скотских, конских и животинных. А стоит монастырь не на тяглой земле, того ж монастыря деревни и починки пустоши и займища деревня Овинчище, а в ней 4 двора пашни паханые 2 четверти с осьминою, да перелогом 4 четверти без полуосмины, а на 2 четвертях встал монастырь, лесу и болота в длину 2 версты на полверсты»17.

По этой же Писцовой книге кроме деревни Овинчище с четырьмя дворами монастырю были приписаны и окрестные земли с двумя десятками деревень: деревня Горка, где проживал «поп Фёдор, церковной дьячёк, живёт пономарь»17 и деревни Кузовец на Иленке, Иванкова гряда, Ужево болото, Ребячья Илемка, Голяниха, Крутой Ручей, Белый Ручей, Ореховица, Третьякова, Виховец, Выставка, Ерохино Поддубье, Кречетово, Кузнецово тож, Кузенкино, Самсониха, Палиха, Сафроново тож, Савина на Белом Ручье, Наумовская Олехновская, Якушиха, Сляпина, Шляпиха, Терехова, Ольховец Токариха тож, Жуков двор, Давыдово, Нестериха, займища Задорье и Лутчиха. «И всего монастырских деревень живущая да три деревни пустых, да 16 пустошей да два займища да дворов 4 двора детенышевы да 7 дворов пустых…»17. По всей видимости, дал о себе знать опустошительный поход Ивана Грозного 1570 г., когда Новгородские волости были разграблены, а многие деревни сожжены.

Оправится от разорения окрестности Кушникова монастыря не успели. Около 1609 г. монастырь и окрестности были разграблены литовцами. По данным писцовых книг Фёдора Маврина за 1629 г. Кушников монастырь с деревней Овинчище, а так же все окрестности лежали в пустошах: «В Воскресенском погосте на Овинчищах где был Кушников монастырь да пустошь что была деревня Овинчища»18. То же было и в 1665 г.: «В Воскресенском Осеченском погосте Троицкий монастырь бывал… и запустел с литовского разоренья и ныне лежит в порожних землях, в поместье и вотчины никому не отданный…»18. Постепенно пустующие земли стали обрабатывать «кореляне» Сенка Кузьмин с товарищами, которые переселились в Осеченский погост19.

И лишь 30 августа 1675 г. Московский Государь решает земли бывшего Кушникова монастыря отдать Столпенской пустыни «для прокормления потому что тот монастырь безвотчинный», а так же повелевает исключить эти земли из «окладу по Семеновым книгам… и впредь оброчных денег с тех пустошей не спрашивать для того что написано монастырское пустое место а не дворцовая земля»19.

Но из документов видно, что право на земли бывшего Кушникова монастыря строителю Николо-Столпенской пустыни приходилось подтверждать и не однажды. С «корелян» пытались взять компенсацию, но те уклонялись от платежей в течение трёх лет с 1675 г. В итоге, был послан в Осеченскую волость подьячий Семён Трофимов «и велено ему с той монастырской земли против Указу и договору на кореляках с хлеба пятый сноп, а за сенной покос оброчные деньги взять и отдать в Никольский монастырь старцу Игнатию»19. В 1677 г. вышел ещё один указ, подтверждающий, что пустоши отданы  «в Никольский монастырь в вотчину, а от посеянного хлеба пятый сноп, а от сена пятую копну отдать в Никольский монастырь строителю Игнатию»19.

Река Иленка(10. Река Иленка на карте 1850 г. На её берегах стоял Кушников монастырь).

И только через семь лет «в нынешнем 190-м (1682 г.) году Новгородского уезда Бежецкой пятины Никольскому монастырю Столпенской пустыни строителю старцу Игнатию с братиею в вотчину со всеми угодьями»19 на постоянное пользование отошли земли Кушникова монастыря. «Кореляне», которые обрабатывали часть бесхозных земель, выплатили монастырю компенсацию «12 четвертей без четверика да за сенной покос оброчных денег 16 алтын 4 деньги»19.

Получи в собственность Троицкую обитель, монахи Столпенской пустыни начали возрождать Кушников монастырь. В 1700 г. в Грамоте Новгородского митрополита фигурирует присной Кушниковский монастырь. В обители заново построен деревянный храм во имя Живоначальной Троицы, освятили его 20 октября 1700 г. В начале XVIII в. монастырь состоял из храма, «ветхих с сеньми» братских келий, ветхих хлебных сеней, а «круг монастыря ограда ветхая забрана в столпы»19. Имелись так же «гумно мощёное» и рига. По большей части приписной монастырь наполнялся монахами на весенне-осенний период, когда шли полевые работы. В остальное время здесь жили несколько монахов, поддерживающие в целости монастырские постройки.

В 1755 г. вступивший на должность строителя – настоятеля Николо-Столпенского монастыря иеромонах Гавриил, сменивший на своём посту иеромонаха Корнилия, принял по описи и два приписных монастыря – Троицкий Кушников и Богородицкий Миколожский.

По секуляризации 1764 г. Кушников монастырь велено закрыть, как и другие малобратственные обители. Последнее дело, рассказывающее о судьбе монастырских построек, датировано 1780 г. Тогда братия Столпенского монастыря подала прошение «о сожжении приписной к Столпенской пустыни бывшей Троицкой Кушниковой пустыни ветхого деревянного храма»19. К тому времени у храма упала колокольня, а всю утварь забрали в Столпенский монастырь. Строения вокруг храма к тому времени сожгли, а в оставленном храме укрывались от ветра и непогоды работники монастыря, которые приходили на монастырские работы. Разобрать и сжечь храм епархиальное начальство не дозволило и он постепенно разрушился от ветра и непогоды.

Земли же обители так и продолжали быть в собственности Столпенского монастыря. В 1901 г. за Николаевской Столпенской пустынью значились «при Троицких дачах (в 30 верстах) сенных, дровнях и неудобных земель 1525 десятин 1946 сажен и в отдельных пустошах той же местности: Самсонихе 86 десятин 1532 сажени, Нестерихе 25 десятин 1218 сажень, все пустоши сдаются в аренду за 1181 р. 28 к.»19. На месте обители, по-видимому, на монастырские средства была устроена небольшая часовенка. Упоминает о ней краевед Евгений Ступкин.

В 1920-х гг. на землях, отнятых у Столпенского монастыря, основывается целый куст хуторов, которые так и носили название Троицкие. В 1930-х гг. на месте Кушникова монастыря возникают две небольшие деревни: в одной семь дворов, в другой – больше двадцати. Организовывается свой колхоз. Вплоть до Великой Отечественной войны население деревень растёт, но к 1960-м гг. ситуация кардинально меняется – деревни пустеют и вымирают, жители разъезжаются по более крупным сёлам.

 Писатель Владимир Степанов в своей книге «Тверскими дорогами» оставил нам описание места, где стоял Троицкий хутор. Тогда там ещё читались остатки почти двух десятков фундаментов. Он же приводит и удивительный факт, как память народная даже в 1960-70-е гг. речку Иленку – ту самую Илемну – называла Троицей, в память о древнем Кушниковом монастыре.   

Монастырь в XVIII в. Приписной Микологожский монастырь.

Бурный XVIII в. не обошёл стороной и Столпенский монастырь. Дела середины столетия пестрят заголовками типа «1763 г. О бою мимоезжим на барках офицером монастырских крестьян», «1763 г. О бою крестьянского сына Ивана Тимофеева игуменом Амвросием».6 Сказывались крутые характеры офицерского состава и игумена монастыря. Игумен Амвросий, судя по жалобе на него, порою был весьма лют: «Игумен Амвросий велел бить плетьми сына, пришла заступаться жена, избили плетьми и её, не действует рука – избили батогом. Сын после этого лежал при смерти 6 недель…»20. Но не стоит удивляться крутому нраву игумена, для России того времени подобная жестокость была вполне заурядной. Били за малейшую провинность, соблюдали дисциплину…

Есть с делах монастыря и обычные хозяйственные дела «1758 г. О истребовании бобылей на монастырские работы» или «1763 г. Об увольнении крестьянина Фёдора Ананьина с женою от должности коровника»6.

Встречаются в заголовках и дела духовного ведомства «1752 г. О перемещении диакона Михаила Гаврилова в Вышневолоцкий погост в попы» или «1755 г. Об определении иеромонаха Гавриила к строительской должности» и «1763 г. О бытии настоятелем в Духовном правлении правителем Иверского монастыря иеромонаху Кесарю»6.

Разросшийся к середине XVIII столетия монастырь требовал и более обширного храма. В 1758 г. в тот год, когда на строительский пост вступил игумен Варлаам, было положено начало и сборам средств на построение каменного Покровского собора.

МиголощиВ 1760 г. братия монастыря подала прошение и «о возобновлении приписной к Столпенской пустыни Микологожской пустыни»6. Ещё в 1755 г., когда на строительскую должность заступил иеромонах Гавриил, была составлена опись всего монастырского имущества. В упразднённой Микологожской пустыни имелись в то время: «три церкви деревянные: Владимирской иконы, святой Великомученицы Параскевы, святого Великомученика Федора Стратилата»21.

(11. Погост Миголощи Боровичского уезда. Фото 1930-х гг.)

Микологожский монастырь, расположившийся в 60 верстах от г. Боровичи на тракте Боровичи-Хвойная, был основан в конце XVI в. «отшельником Марком, память которого особо чтится местными жителями»21. Над могилой отшельника была обустроена часовня в полуверсте от монастыря. В 1685 г. «на ладан и свечи» Государь Фёдор Алексеевич пожертвовал «пустой государственной земли и дикого лесу 30 четвертей»21. К середине XVIII в. богатая когда-то обитель запустела, а кельи и другие хозяйственные постройки монастыря пришли в ветхость, «Развалилась ветхая, круг того монастыря ограда, которая рублена в старости»21. Жили в то время в обители «вдовый поп Василий да вдовый пономарь»21.

Об обедневшем монастыре и его имуществе можно судить так же по описи «… келья ветхая малая с сеньми, в ней посуда деревянная: 3 блюда, 1 чаша, 2 ставца, 12 ложек, 1 решето, сковорода, сковородник. В ветхом амбарце топор 1, коса 1, серпов 2. Монастырская мельница а при ней самая ветхая и малая изба крыта дранью»21.

МиголощиИ всё же Столпенская пустынь продолжала содержать монастырь. В делах обители есть, например,  записи за 1760 г. «об определении Микологожской пустыни попова сына Ивана Иовлева в пономаря»6. Но после указа 1764 г. монастырь был так же упразднён и обращён в приход. В XVIII в. при монастыре выстроили деревянную церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери, которую перестроили в 1787 г. До 1920-х гг. бывший монастырь носил название погоста Миголощи Боровичского уезда. В 1910 г. в погосте значилась деревянная Владимирская церковь и каменная в честь Иоанна Воина, построенная в 1813 г. Храм сохранился и действует в наши дни22.

(12. Церковь Иоанна Воина в Миголощах, на месте Миголощской пустыни. Ф. Илья Смирнов).

 В том же 1764 г. скончался и строитель монастыря игумен Амвросий. Его имя в заголовках дел фигурирует дважды под 1759 г. «Об увольнении игумена Амвросия в Москву» и в 1765 г., когда выявляется кража у покойного игумена денег. Начинается расследование, но итог его неизвестен.

1766 г. – год поистине исторический в монастыре. В бытность настоятелем игумена Феодосия заложен новый собор в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Храм, освящённый уже в следующем 1767 г. имел три придела: главный – Покровский, и два боковых – в честь Николая Чудотворца и Архангела Михаила. Основным вкладчиков в построение каменного собора в документах монастыря назван генерал Борис Иванович Глебов.

(13. Николо-Столпенский монастырь. На плане тёмным цветом показано место старого (1766 г.) и предпологаемого нового собора (1885 г).

Работали над строительством собора экономические крестьяне села Валдай во главе с каменьщиком Стефаном Никифоровичем Валуевым 7. В том же году они начали разбор «о неотдаче игуменом Феодосием за строение каменной церкви подрядчикам денег»6. Из заголовков дел видно, что был игумен был скуп не только для рабочих. В 1768 г., он например, не дал жалование братии монастыря, за что на него снова братия написала рапорт к духовным властям. Закончился срок настоятельства Феодосия в 1770 г. указом «об определении игумена Феодосия в Никандрову пустынь»6. Его сменил игумен Иероним. Ему пришлось разрешать тяжбу монастыря с Олонецким купцом Лукой Молотцовым. Тот оказался должен обители 200 руб.

Дело, значащееся под 1774 г., раскрывает нам социальный состав монахов – «Об определении Поддубенского погоста дьячка Фомы Максимова в монашество» или например «1778 г. Об определении священника села Овсеева Вышневолоцкого уезда Ефима Емельянова в монашество»6. Таких дел, которые рассказывают о поступлении в монахи священнослужителей множество за всё существование монастыря. Переводили монахов в обитель и из других монастырей. Так, например, в 1777 г. из Краснохолмского Антониева монастыря переведён иеродиакон Дионисий6. А так же поступали в обитель и бывшие священники, лишённые сана за какой-либо проступок – «1779 г. О пострижении лишённого священства Василия Иванова в монашество»6.

Кроме того, в монастыре проходили наказание и приходские священнослужители, провинившиеся в каких-либо проступках. Так в 1774 г. за клевету на архитектора С.И. Чевакинского, строившего в то время храм в Выдропужске, в монастырь на месяц был послан священник с. Выдропужска Никифор Афанасьев23. Случалось, что подобные духовные лица и в монастыре были весьма буйного нрава – «1787 г. Дело об убийстве дьячком Иваном Фёдоровым какого-то коровника» или «1796 г. Дело о пьянственных проступках дьячка Ивана Фёдорова»6. Видно, что дьячок страдал страстью к винопитию, но в убийстве был всё-таки оправдан.

Карта Тверского наместничества1775 г. – ещё одно событие, определившее дальнейшее положение монастыря. С образованием Вышневолоцкого уезда, приходы, вошедшие в его состав, переходят из подчинения Валдайскому духовному управлению Новгородской епархии в ведение Вышневолоцкого духовного управления. Постоянным членом Духовного управления уезда становится строитель Николо-Столпенского монастыря. Первым представителем обители стал гумен Иероним. В 1776 г. игумен Иероним умирает. При новом строителе монастыря иеромонахе Феофилакте начинаются починки ветхостей. В 1777 г. для этого выдаётся сборная книга для сбора пожертвований.

(14. Вышний Волочёк и Никольская пустынь на карте Тверского наместничества 1792 г.).

Монастырь как и прежде существовал на пожертвования от проезжающих. В 1787 г. Франсиско де Миранда своём труде «Путешествие по Российской империи» писал: «Поехали дальше. Вскоре переправились через реку Шлина, и тотчас показался большой монастырь, у ворот которого, под иконой, стоит кружка для пожертвований. Мой русский форейтор спешился, трижды перекрестился и бросил туда свое подаяние. В настоящее время милостыня - главный источник существования здешних монахов. Дорога проходит тут по топким местам и потому везде вымощена бревнами, как водится у русских, и это сущий ад для путешественника, вынужденного трястись в своей карете или кибитке... так что, когда я на четверке лошадей прибыл в Хотилов, преодолев 36 верст, все тело болело, словно после порки. Почти перед самым въездом видел несколько столбов, обозначающих, должно быть, границу провинции»24.

(15. Франсиско де Миранда, портрет).

В этом отрывке монастырь описывается как довольно большая обитель с собственной оградой и Святыми вратами. Жаль, конечно, что не сохранилось изображений этого первого монастырского ансамбля. Но и словесное подтверждение роста обители является в данном случае весьма ценным.

            Делались в монастырь и земельные вклады. Хотя за 1777 г. имеется дело «О возвращении данных помещиком вкладу земель»6, 1794 г. монастырю пожалованы «рыбные ловли Песво, Удомля и на Мологе… Земли при пустыне 221 десятина 1834 сажени куплены в 1720 году и часть пожертвована в 1764 г25.

            В 1780 г. умирает строитель пустыни иеромонах Феофилакт, на место него назначается иеромонах Висаарион, который в 1785 г. увольняется от настоятельства.

            В конце XVIII в. начинает формироваться и свой самостоятельный приход при Николо-Столпенской пустыни. Первой из прихода с. Быстрое к новообразованному приходу в 1794 г. приписана д. Белый Омут. А в 1800 г. священником к монастырскому приходу переведён диакон с. Тубос Лаврентий Васильев.

Монастырь в XIX в. Строительство нового Покровского собора и Никольской церкви. Приход Николо-Столпенской пустыни.

            Начало XIX в. обозначилось строительством каменной колокольни монастыря. В 1805 г. в только что выстроенной колокольне подрядчики вышневолоцкие мещане Яков Давыдович Зыбин и Алексей Агафонович Бабкин сделали тесовую кровлю и брусяную лесницу, в ярусе звона поставили точёные балясины7.

1807 г. – сооружается ограда с четырьмя угловыми квадратными двухъярусными башнями, увенчанными шпилями. В 1809 г. вчерне завершили строительство братского корпуса. В 1810 г. наружные и внутренние работы по корпусу проводил подрядчик крестьянин Ярославского уезда Григорий Федорович Говырин7.

(16. Ограда монастыря и колокольня, построенные в 1805-1807 гг. с фото конца XIX в.)

1823 г. - на приход Николо-Столпенского монастыря прикомандировывается протоиерей Иван Ефимов из соседнего села Быстрое. А в 1827 г. в приход перечисляется д. Елизаветино из прихода с. Быстрое. В 20-30-е гг. XIX в. ведутся ремонтные работы в Покровском соборе, закончившиеся повторным освящением храма в 1834 г.6

С 1844 г. по 1846 г. на строительскую должность в Николо-Столпенском монастыре назначается иеромонах Илиодор. Впервые обстоятельную биографию этого незаурядного человека составил вышневолоцкий краевед Евгений Иванович Ступкин. Будущий иеромонах родился в 1797 г. в семье новоторжского диакона Алексея Сретенского и получил имя Илия. В 1808 г. поступил в Новоторжское Духовное училище, затем в Тверскую духовную семинарию, которую о окончил в 1821 г. с отличием, и сразу был назначен учителем и инспектором Вышневолоцкого духовного училища, открытого в городе в 1809 г. В 1828 г. переезжает в Торжок, где женится на Александре Семионовне, а затем рукопологается во иерея к Знаменской церкви г. Торжка.

Судьба у Илиодора сложилась трагически. Двое детей умерли в малолетстве, а затем при родах скончалась и супруга. В 1843 г. он принял постриг в Тверском Желтиковом монастыре, на следующий год назначается настоятелем Столпенской пустыни, где и прослужил три с половиной года. Затем следует Троицкая Калязинская пустынь и Новоторжский Борисоглебский монастырь. Большую часть жизни Илиодор служил настоятелем Николо-Теребенского монастыря, куда переведён 1 сентября 1853 г. Скончался иеромонах Илиодор в 1865 г. в возрасте 68 лет, нося послушание пономаря. Незадолго до этого один из монахов монастыря оклеветал настоятеля, а епархиальное начальство сняло иеромонаха Илиодора с должности. По смерти Илиодор оставил две книги «Историческо-статистическое описание города Торжка, составленное Новоторжского Борисоглебского монастыря Иеромонахом Илиодором, что ныне Строителем Теребенской пустыни» и «Историко-статистическое описание Николаевской Теребенской пустыни, составленное настиоятелем оныя строителем иеромонахом Илиодором»26… 

(17. Николо-Столпенский монастырь с карты Менде, 1850 г.)  

В 1865 г.  в окрестностях монастыря в д. Терелесово была обнаружена икона св. вмч. Варвары6. К сожалению, обстоятельства дела до нас не дошли, т.к. сами документы утрачены.

            Последняя четверть XIX в. ознаменовалась строительством тёплой приходской каменной церкви Николая Чудотворца. Её возвели в 1877-78 гг. на месте прежней деревянной часовни в бытность строителем монастыря иеромонаха Феофана. Средства на строительство дала вышневолоцкая купчиха Анна Яковлевна Жабинская. Руководил, или как тогда выражались «наблюдал» за строительством и был автором проекта храма техник Московского строительного отделения Михаил Александрович Фидлер7. (18. Николо-Столпенский монастырь в нач. XX в. На переднем плане церковь Николая Чудотворца. Фото из архива прот. В. Киричука).

Имена строителя и архитектора храма увековечены на табличке, хранящейся сейчас в фондах Вышневолоцкого краеведческого музея. Надпись на табличке гласит: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, основана сия церковь в честь и память Святителя и Чудотворца Николая при державе Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго Великаго Государя нашего Императора Александра Николаевича, при святительстве Преосвященнешаго Алексия Архиепископа Тверскаго и Кашинскаго, при настоятеле сего монастыря Строителе иеромонахе Феофане иждивением Вышневолоцкой купчихи Анны Яковлевны Жабинской в лето от сотворения мира 7385, от Рождества во плоти Бога Слова 1877 месяца июля в 5 день по проекту техника Фидлер».

(20. Храмосданная табличка с именем архитектора и строителей Никольского храма обители. Собрание Вышневолоцкого краеведческого музея).

В 1880 г. на средства А.Я. Жабенской «тёплая церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая  украшена стенной живописью с отделкой иконостаса»27. Сохранился живописный гризайль и образа евангелистов в медальонах на четырёхгранном своде купола, а так же фрагментарно уцелели в куполе сцены из жития Николая Чудотворца и гризайль, украшавший остальное пространство купола. В 1909 г. живопись обновлена, в настоящее время уцелели фрагментарно изображения Тверских епископов Варсонофия и Арсения в алтаре, Архангел Гавриил у западного входа и сцены Воскрешения Лазаря в южном притворе и Явления Богоматери преподобному Сергию в северном притворе. Живопись требует срочной реставрации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(21. Гризайль купола, роспись Никольской церкви, 1880 г., 22. Епископы Арсений и Варсонофий Тверские, роспись алтаря, 1909 г., 23. Явление Богоматери преподобному Сергию Радонежскому. Роспись северного притвора, 1909 г.)

            Между 1879 и 1885 гг. на территории монастыря вдоль южной стороны ограды сооружены настоятельский и трапезный корпуса с кухней и погребами. Здания сохранились в перестроенном виде7.

            В 1885 г. гражданским инженером В. Радивановским был выполнен проект нового каменного Покровского собора. Крестообразный на плане пятиглавый храм в русском стиле был выдержан в духе московского зодчества середины-второй половины XVII в. Проект утвердили в том же году. Но в 1887 г. он был несколько изменён тверским инженером-архитектором Василием Ильичом Кузьминым. Из-за слабости грунта были уменьшены внутренние пролёты, а место строительства было отодвинуто немного к северу от первоначально задуманного – по оси Никольской церкви. Пятиглавый четверик остался без изменений относительно прежнего проекта, но окружающие его более низкие объёмы получили иной декор в духе эклектики. Строительство холодного Покровского собора с приделами Архангела Михаила и Иоанна Предтечи завершилось в 1890 г.7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(24. Проект Покровского собора, 1885 г. Западный и южный фасады храма). 

            Известны имена насельников обители на 1885 г.: настоятель обители иеромонах Феофан, управляющий монастырём иеромонах Иона, иеромонахи Николай и Никодим, иеродиаконы Сергий и Ефрем, монах Викентий и приходской священник Алексей Гнедышев. Количество братских доходов за 1885 г. составило 1756 руб., часть из них поделена между братией в зависимости от должности и выполняемых послушаний. Приводится и ещё один интересный факт: настоятель обители отсутствовал с 29 октября 1884 г. по 18 декабря 1885 г. и находился в Санкт-Петербурге, где «заведывал свитой Его Высокопреосвященства Саввы Архиепископа Тверского и Кашинского»28. Обязанности настоятеля исполнял иеромонах Иона.

(25. Покровский собор. План, 1885 г.).

            В конце XIX в. башни ограды получили шатровые завершения, а к колокольне пристроили небольшой объём с южной стороны, где сейчас расположена Никольская часовня возрождающегося прихода Николо-Столпенского монастыря.

            Продолжает расти и приход обители. Из прихода с. Афимьино к монастырю перечисляется д. Обрадово. Так, на 1901 г. в приход Столпенского монастыря входили семь селений «Никольская слобода и деревни Белый Омут, Терелесово, Барьково, Гвестьянка Елизаветино, Обрадово, в них душ мужского пола 796. Для исправления приходских треб Епархиальным начальством назначается белый священник»29.

            Судя по документам в конце XIX в. большой вклад в монастырь сделал вышневолоцкий купец Николай Вышин, за что ему в 1895 г. братия исходатайствовала грамоту.

Николо-Александровский приход. Подворье Николо-Столпенского монастыря в Вышнем Волочке.

            В 1881 г. купчиха Анна Яковлевна Жабинская пожертвовала Николо-Стопенскому монастырю принадлежавший ей участок земли 22 на 18 саженей для строительства часовни. Часовня в честь чудотворного образа Николая Мирликийского, хранившегося в монастыре, посвящалась памяти кончины Императора Александра II.

            Часовня сооружена в 1883 г. и освящена 5 октября. Она представляла собой одноглавый четверик с пятигранной апсидой и небольшим притвором. В том же году рядом выстроили деревянные одноэтажный братский корпус и кухню (не сохранились)30.

(26. Николо-Александровская часовня в Вышнем Волочке, проект).

            В 1896 г. началась перестройка часовни в церковь, посвящённую Святому Благоверному князю Александру Невскому. Наблюдал за строительством, а возможно и был автором проекта, епархиальный архитектор В.И. Назарин. Первоначальная апсида была разобрана, а объём часовни превратился в западную часть храма. Освятил новую церковь 26 октября 1896 г. Старицкий епископ Гавриил. Вероятно в это же время, в нескольких метрах от церкви поставили и деревянную двухъярусную колокольню30. 1906 г. омрачился кражей из церкви 50 руб. денег.

(27. Проект перестройки Александро-Невской часовни в церковь).

            В 1910 г. территорию подворья обнесли деревянной оградой с каменными столбами и арочными воротами. В 1911 г. к кухне пристроили деревянный корпус для братии и баню, а на пожертвования Надежды Яковлевны Оленевой проведён ремонт Николо-Александровского храма30.

            В 1912 г. настоятелем подворья был 35-летний иеромонах Варнава, под его началом трудились 26 человек.

(28. Николо-Александровское подворье монастыря в 1912 г. Фотооткрытка из коллекции Е.И. Ступкина).   

            С закрытием Николо-Столпенского монастыря в 1923 г. Николо-Александровское подворье получило статус самостоятельного прихода. Начиная с 1915 г. настоятелем Николо-Александровского храма Вышнего Волочка был иеромонах Феофан (Ишков). О. Феофан принял постриг в Никольском монастыре Курской губернии в 1914 г. В 1920-х гг. в Вышнем Волочке проживал на ул. Садовой, 97. С декабря 1927 г. открыто объявил себя последователем митрополита Иосифа (Петровых). А в январе 1928 года на сторону иосифлян перешел и весь его приход в Николо-Александровской церкви31.

Отец Феофан прослужил в храме до 1930 г. Арестован 21 декабря 1930 г. Проходил по делу «Истинно Православная Церковь: Московский, Тверской, Серпуховской филиалы. 1931г.» 18 февраля 1931 г. приговорён коллегией ОГПУ к расстрелу за участие в антисоветской организации «Истинная церковь»31

В Николо-Александровскую церковь к о. Феофану несколько раз приезжали протоиерей Александр Левковский – один из деятелей движения иосифлян и профессор Михаил Александрович Новоселов – видный сторонник катакомбной церкви, который привозил иосифлянскую литературу. М.А. Новосёлова – уроженца Вышневолоцкого уезда, хорошо знали в городе, он в 1902 г. жил и работал в Вышнем Волочке, имел много знакомых и друзей в городе31.

Именно этот факт послужил причиной проведения в городе «Кочующего собора» катакомбной церкви одним из инициаторов и участников которого был М.А. Новосёлов. Сам собор проходил в нескольких местах в период с 9 марта по 8 августа 1928 г.  Исследователи считают, что проведение собора в самом городе было сопряжено с большими трудностями и поэтому собор проходил где-то в окрестностях города. Но, учитывая то, что настоятель Николо-Александровского храма и организаторы собора дружили между собой, нельзя не учитывать тот факт, что собор мог проходить и в Николо-Александровской церкви Вышнего Волочка31.

(29. Николо-Александровская церковь в наши дни).

В 1931 г. как и все остальные приходские церкви Вышнего Волочка Николо-Александровкий храм получил приказ о прекращении колокольных звонов. А к 1935 г. Николо-Александровская церковь была закрыта31. В годы Советской власти здание храма использовалось под пивбар. В 1970-х гг. церковь сильно обстроена с востока, юго-запада и северо-запада одноэтажными кирпичными объёмами. Но надо отдать должное архитекторам, пристройки были выдержаны в духе исторического облика здания.

18 ноября 1993 г. распоряжением главы администрации города АО «Россиянка» передала «Никольскую часовню на баланс Госинспекции по охране и использованию памятников истории и культуры»32, а чуть позже здание передали в пользование Приходского Совета Богоявленского собора Вышнего Волочка. В 1998-99 гг. по проекту Е.В. Кондаковой и А.В. Прохорова проведена реставрация храма, восстановлена глава, исчезла обработка руста «под шубу» на углах объёмов и архивольтах окон. Интерьер подкупольной части в 2000-х гг. фрагментарно расписан сценами из Четвероевангелия и жития Николая Чудотворца, выдержанными в каноническом стиле30.

            Сейчас Никольская часовня – в таком качестве существует в Вышнем Волочке Николо-Александровская церковь – приписана к храму Преображения Господня п. Солнечный (бывшее село Леонтьево). Окормляет часовню священник Александр Смирнов.  Из-за недостатка средств очень медленно движется реставрация храма, в стадии установки иконостас церкви. (30. Роспись свода Николо-Александровской церкви в В.Волочке, 2000-е гг.)

Обитель в XX в. Закрытие монастыря, коммуна и приход. Преподобномученик Стефан (Кусков).

            В начало XX века  обитель вступила обустроенной: «Николаевская Столпенская пустынь (заштатная), от Твери 120 вёрст, от уездного города Вышняго Волочка 10 вёрст. Церкви: 1) главная Покрова Пресвятой Богородицы, каменная, престолов три, 2) тёплая Святителя Николая с 1 престолом, каменная, 3) Александро-Невская, находящаяся в г. Волочке на углу Екатерининской улицы, при церкви построен дом для братии. Монастырские здания: 2 каменных одноэтажных корпуса для настоятельских и братских келий; в связи с колокольней каменное здание, по южной стороне каменная трапеза и кухня, в связи с ними 2 погреба и амбар, на западе деревянный дом и деревянная сторожка. Монастырь обнесён каменной оградой с четырьмя башнями. Вне ограды каменный двухэтажный скотный двор с молочной и подвалом, скотный двор, каменная рига с деревянным гумном, сарай и баня, деревянный одноэтажный дом для школы»29. В дополнение к ним в 1913 г. строится деревянный братский корпус и заново перестраивается школа7.

(31. Николо-Столпенский монастырь в нач. XX в. Вид с северо-запада. Фото из коллекции Е.И. Ступкина).

            Настоятелем монастыря в 1901 г. значится иеромонах Антоний, 53 лет, из духовного звания, окончил духовное училище, пострижен в 1876 г., иеромонах с 1882 г., настоятель обители с 1899 г.  Кроме него в монастыре проживали 4 иеромонаха, 2 иеродиакона, 1 монах и 6 послушников29.

            1916 г. в пустыни числится 11 человек братии: настоятель игумен Амвросий, 5 иеромонахов, 4 иеродиакона, 1 монах, 6 указных послушников и 27 трудников. Основные специальности на которых были заняты трудники: конюх, скотник, ночной сторож, общие работы33.  

            Первая мировая война наложила свой отпечаток и на братию монастыря. В 1918 г. послушание казначея обители исполнял иеромонах Сергий, 55 лет. Интересная непростая биография этого монаха: закончил Московское комиссаровское техническое училище, из мещан г. Петрограда, в миру Николай Григорьев. 21.04.1911 г. – указной послушник; 06.05.1912 г. – иеродиакон; 09.04.1912 г. – иеромонах; 25.10.1913 г. – утверждён казначеем; 09.04.1914 г. – командирован в действующую армию на Западный фронт; 03.07.1915 г. – Приказом Главнокомандующего армиями Западного фронта за № 1560 за отличную и усердную службу и труды, понесённые по военным обстоятельствам, награждён орденом Св. Анны 3 ст; 09.01.1916 г. – Приказом командующего X армией за № 44 за совершение религиозных треб под огнём противника награждён орденом Св. Анны 2 ст. с мечами; 05.04.1916 г. – возвращён из командировки, исполняет должность казначея34.

            В 1918-1919 гг. в обитель начинают пребывать монахи из закрытых монастырей: «Филипп, 18.11.1918 г. переведён из Отроч монастыря, по случаю занятия его советскими войсками, Адриан, переведён из Кашинского Клобуковского монастыря»33.

            В 1919 г. настоятелем обители назначается архимандрит Виталий, в миру Виктор Алексеевич Савин. Он родился в 1875 г. в с. Обудово Новоторжского уезда (ныне Спировский район). Ещё будучи юношей Виктор убегал в монастырь, но по настоянию отца вернулся домой. Женился в 1897 г., оставив жену в родной деревне вместе с сестрой Евдокией, уехал заканчивать учёбу в Петроградском судостроительном институте. Работая на практике на судоремонтном заводе, он познакомился с рабочим завода Василием Ивановичем Кабошиным, который вскоре и женился на сестре Виктора. После смерти своей супруги Виктор принял монашество и поступил в Духовную академию. В Русско-Японскую войну он служил корабельным священником. Корабль во время сражения погиб, но иеромонах выплыл и был взят в плен японцами. Вскоре его освободили из плена. За участие в боевых действиях иеромонаха Виталия наградили наперсным крестом на Георгиевской ленте и медалью.

(32. Архимандрит Виталий (Савин).

            В 1910-е гг. уже будучи архимандритом Виталий служил в Донском монастыре в Москве. А весной 1919 г. был переведён на должность настоятеля в Николо-Столпенский монастырь. Скончался архимандрит Виталий в 1920-х гг., но хоронить себя у стен монастыря не велел. Погребли его на сельском кладбище, где до закрытия Никольской церкви служились панихиды35.

(33. Могила архимандрита Виталия на кладбище п. Белый Омут).

            Падают и доходы обители, хотя настоятель пустыни Архимандрит Виталий в письме благочинному монастырей Архимандриту Трофиму пишет: «Состояние Николо-Столпенской пустыни благодарение Богу, благополучно»33.

            В 1923 г. монастырь, как и многие другие окрестные обители, переименовывают в Николо-Столпенскую трудовую артель. Братия монастыря пытается помочь и монахиням соседнего Казанского монастыря, приютив 36 монахинь. Но вскоре монастырь был ликвидирован, хотя история прихода продолжалась. Несмотря на закрытие Покровского храма и его разграбление, Никольскую церковь оставили верующим. Сюда и был назначен настоятелем иеромонах Стефан (Кусков).

(34. Преподобномученик Стефан (Кусков), тюремное фото, 1937 г.)

Преподобнономученик Стефан Иванович Кусков коренной вышневолочанин. Он родился 10 декабря 1870 года в семье владельца токарной мастерской. Окончив школу, Степан поступил в монастырь, где нёс послушание певчего. Иноческий постриг принял 1898 году.

В годы гражданской войны отец Стефан служил в городе Петропавловске. В храме исполнял должность псаломщика. Здесь же его рукоположили в сан иерея. После ухода белых из Петропавловска он перебрался сначала на Кубань, а затем вернулся на родину, в Тверскую епархию, где был направлен служить в храм села Никольского Белоомутовского сельсовета – так стала называться в 1930-е гг. Никольская слободка, где стояла обитель. В 1934 году после Пасхи о. Стефан по обыкновению ходил по домам верующих крестьян с молебнами. До этого власти не возражали, но на этот раз сельсовет пригрозил священнику: если он будет ходить по домам, они арестуют его36.

Проживал иеромонах Стефан в Вышнем Волочке по адресу: ул. К. Либкнехта, д. 1/2. Здесь его и арестовали 6 августа 1937 г.37 7 августа 1937 года, следователь допросил хозяйку дома, у которой о. Стефан снимал комнату. Она сказала, что слышала от священника, как он жаловался на современную жизнь, говоря, что власти вздеваются над народом, заставляя его работать день и ночь, хуже чем на барщине36.

(35. Приход Никольской слободы с карты 1935 г.)

Вторым и последним в качестве свидетеля был допрошен председатель сельсовета, на территории которого располагался храм, где служил о. Стефан. Тот показал, что о. Стефан ходил по домам в религиозные праздники, хотя ему это делать было запрещено; неизвестно, что он говорил, посещая крестьян, но можно предположить, что он вёл среди них антисоветскую агитацию, так как политические кампании в деревне удаётся проводить с большим трудом.

(35.а. Место дома преподобномученика Стефана в Вышнем Волочке).

После этого следователь допросил священника: «- Следствию известно, что вы вели контрреволюционную деятельность, возбуждали верующих против советской власти, - сказал он.

- Контрреволюционной деятельностью я не занимался, - ответил священник.

- Следствие располагает материалами, что вы ходили по дворам населения под видом совершения религиозных обрядов и вели антисоветскую агитацию о скорой войне и падении советской власти.

- По дворам верующих я действительно ходил для совершения религиозных обрядов, за что меня председатель сельсовета задержал и запретил ходить, но агитации против советской власти я не вёл и в этом виновным себя не признаю.

- Следствие располагает данными, что вы знаете о наличии контрреволюционной организации, руководимой бывшими помещиками. Предлагаю дать по этому вопросу откровенные показания.

- Сведения о наличии контрреволюционной организации мне неизвестны, а также никаких помещиков я не знаю.

В тот же день следователь составил обвинительное заключение, в котором писал, что священник «ведет повстанческую агитацию, систематически ведет антисоветскую агитацию среди колхозников о скорой войне и гибели советской власти»36.

13 сентября Тройка НКВД приговорила иеромонаха Стефана к расстрелу. Он был расстрелян 17 сентября 1937 года. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на в августе 2000 года36.

Евгений Иванович Ступкин в своём труде по истории вышневолоцких монастырей приводит сведения о старце Палладии, основанные на воспоминаниях Зои Петровны Медовой, жительницы п. Белый Омут. Она поведала о том, что жил старец в небольшом домике близ монастыря и прославился среди местных жителей даром прозорливости и исцеления. После войны в его домике доживали свой век две монахини, видимо, из закрытого Казанского монастыря.

(36. Крест в память архимандрита Виталия и старца Палладия на территории монастыря).

Сама обитель в предвоенные годы лишилась величественного Покровского собора. Его разобрали, а кирпич использовали для постройки городских школ, медицинского училища и техникума. С такой мотивацией разрушили Казанский собор и Троицкую церковь в Вышнем Волочке, Богородицекрождественский храм в Коломно и собор в Столпенской пустыни. Во время разборки рухнул свой и погибли трое рабочих. Никольскому храму «повезло» больше. Его использовали под клуб вплоть до 1950-х гг. В надвратной колокольне устроили аптеку, а затем магазин до середины 1960-х гг. Потом и вовсе всё забросили. Когда я впервые вместе с моими друзьями-одноклассниками побывал в 2004 г. в Белом Омуте, монастырь лежал в руинах и казалось что только чудо сможет его возродить.

(37. Крест на месте Покровского собора и Никольская церковь обители, 2013 г.)

Возрождение приходской жизни.

            И чудо произошло. У истока есть стояли женщины. Женская роль в сохранении веры в годы гонений удивительна. Они умудрялись открывать и отстаивать целые приходы, бороться с советскими чиновниками самого высокого ранга. Поучителен пример федовских женщин-прихожанок, которые в 1943 г. выпросили и районного начальства чудотворный образ Николая Угодника из Столпенской пустыни. Стоит вчитаться в строки переписки: «В Вышневолоцкое райфо от общины верующих федовской церкви заявление. Просим вашего разрешения выдать для временного пользования из Б. Омуцкой церкви икону Николая Святителя, так как у нас такового нет, если вы передадите эту икону, у нас увеличится доход и мы больше можем дать пользы государству подписки на военный заем 43 года, просим принять во внимание, вед эта икона стоит без движения, а мы могли бы получить доход и дать пользу государству, и для фронта и для победы, просим не отказать. Илларионова, Максимова, Шмарова… Разрешение дать рекомендуется… с разрешения секретаря… исполкома райсовета 28 июня 1943 года».38

            Так же и в Белом Омуте, бывшей Никольской слободке, движение в пользу возрождения прихода начали женщины. Как поведала мне в 2010 г. член Приходского совета Татьяна Николаевна Чекина, возрождение прихода началось в мае 2008 г. На первом собрании присутствовал священник Андрей Храмов из с. Осечно, тогда и порешили возродить православный приход. Получили благословение от благочинного протоиерея Василия Киричука и начали восстановительные работы.

(38. Интерьер возрождённой часовни в обители, 2010 г.)

            Подключились и новые меценаты обители Альберт Иванов, Юрий Виноградов, Александр Зеленин, Сергей и п. Пригородный. И как в годы войны в Федово, в Белом Омуте так же сложился женский приход: Зинаида Мальцева, Людмила Касотина, Людмила Кваст, Людмила Голикова, Нина Гордеева, Юлия Журова… 27 февраля состоялось первое богослужение в приспособленном под часовню помещении у колокольни. А 11 августа 2010 г. на месте Покровского собора освятили поклонный крест.

Когда мы вместе со своей супругой побывали в обители осенью 2013 г. Полным ходом шла реставрация, уже поднят крест над колокольней, поставлены окна и двери в храме, готовится к ремонту кровля. На колокольне установлены колокола. А на западном фасаде храма умелец из Осечно из белого камня вытачивал фигуру Николы Можайского. Святитель возвратился в родной монастырь, как и в середине XVI в. он встречает каждого у порога храма. Это ли ни есть чудо? Чудо не в том, что обитель возрождается весьма быстро, а в том, что есть люди, готовые её поднимать из руин…

(39. Николо-Столпенский монастырь в наши дни, 2013 г.)

Годах в 1980-х гг. один механизатор в окрестностях Белого Омута – посёлка, где расположен Николо-Столпенский монастырь, задержался допоздна в поле. Вдобавок ещё и застрял в яме на выезде. Осень, холодно, до посёлка далеко. И тут оклик: «Сынок, подсобить?». Механизатор оглянулся и увидел седого старичка в длинной тёмной одежде. «Чем ты подсобишь, отец». «Ты садись за руль, а я подтолкну». Механизатор усмехнулся, но сел. Нажал педаль газа и … выехал из ямы. Выбрался из машины поблагодарить старичка, а того и след простыл. Каково же было удивление его, когда он узнал своего незнакомца на домашней иконе Николая Чудотворца. Видимо однажды избрав это место для пребывания своего образа, святитель Николай не оставляет его и поныне.

Денис Ивлев, член Совета ВКОиС, г. Вышний Волочёк – г. Москва.

Источники:

  1. Новгородские писцовые книги. Т. 6. Книги Бежецкой пятины, СПб, 1910. - С. 45.
  2. О пятинах и погостах Новгородских  в XVI веке с приложением карты К.А. Неволина, СПб, 1853. – С. 322.
  3. Надпись у подножия иконы Николая Чудотворца XVI в. Богоявленский собор г. Вышнего Волочка.
  4. «Лета 7055-го. Сентября в 16 день поехал князь велики и з своею братьею, со князем Юрьем и с князем Володимером, к живоначальной Троице в Сергиев монастырь молитись... А из Воронача был во Пскове, а изо Пскова в Русе, а из Русы в Новегороде в Великом, а из Новагорода у Пречистые на Тихвине. А от Пречистые от Тихвинские перенялся прямо на ям на Волочек, и пригнал на Москву на подводах, декабря в 10 день, в третьем часу нощи с суботы на неделю безвестно». Постниковский летописец. Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1520-1540/Elena_Glinskaja/text.htm.
  5. ГАТО, Ф. 1179, Оп. 1, Д. 1, Л. 142.
  6. ГАТО, Ф. 160, Оп. 6, Опись дел Николо-Столпенского монастыря.
  7. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область, Ч. 3, отв. Ред. Г.К. Смирнов, М. 2013. - С. 613.
  8. ГАТО, Ф. 205, Д. 8, «Архив Вышневолоцкого Казанского монастыря», Л. 4.
  9. ГАТО, Ф. 1179, Оп. 1, Д. 1, Л. 25.
  10. ГАТО, Ф. Р – 2723, Оп. 2, Д. 38 «Регистрационное дело религиозного общества Богоявленского собора в г. Вышний Волочёк», Л. 75.
  11. Там же, Л. 159.
  12. Путешествие его княжеской светлости герцога Ганса Шлезвиг-Голштинского в Россию. Аксель Гюльденстиерне, 1602 г. Источник: Источник: http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Gueldensterne/text1.phtml?id.
  13. Путешествие в Московию 1664-1665. Николоас Витсен. Источник: http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Vitsen/text2.phtml.
  14. Патрик Гордон. Дневник 1659-1667. М. Наука. 2002. Источник: http://www.vostlit.info/Texts/rus13/Gordon/text11.phtml.
  15. Рубцов М.В. Тверь в 1674 г. по Пальмквисту. Тверь, 1902. С. 8.
  16. Дневник. Фридрих Берхгольц. Ж. Юность державы. М. Фонд Сергея Дубова. 2000. Интернет: http://www.vostlit.info/Texts/rus13/Berhgolz/text32.phtml?id=155
  17. 2.   О пятинах и погостах Новгородских  в XVI веке с приложением карты К.А. Неволина, СПб, 1853. – С. 326.
  18. Встал монастырёк ново… Из истории Вышневолоцких монастырей. Е.И. Ступкин, В.Волочёк, 2009. – С. 192-193.
  19. Там же, - С. 194-195.
  20. Там же, - С. 36.
  21. ГАТО, Ф. 160, Оп. 6, Д. 3175, «Дело об определении иеромонаха Гавриила на строительской должности, 1755 г.», Л. 5.
  22. Миголощи, Миголощская пустынь, Милогорский (Миголовский) мужской монастырь (пустынь) упразднен в 1764 году. Упоминается в 1785 г. - 20 дворов, 43 мужчины, 43 женщины (86 жителей), экономического ведомства и той пустыни священно и церковнослужителей, под усадьбою 7 десятин, пашни 415 десятин, покосов 58 десятин, лесу 1592 десятин 412 саженей, неудобной 38 десятин 21 сажень, всего земли 2110 десятин 433 саженей, речки Миголощи на левом берегу в оной пустыни церковь деревянная Владимирской Богоматери и при них часовня в коей бывает всякой, где по Марку Пустыннику служба панихида, а дачею при озере Гранишном и Озереве, а речек Колодей Суглицы Миголощи по обеим сторонам земля иловатая с песком хлеб и трава родится средственно лес дровяной и строевой крестьяне на оброке. В 1910 г. – как погост - 2 двора, 2 жилых строения, 7 мужчин, 8 женщин (15 жителей), церкви – каменная во имя Иоанна Война и деревянная Владимирской Божьей Матери, чайная общества трезвости, хлебо-запасный магазин, как село - 30 дворов, 58 жилых строений, 73 мужчины, 68 женщин (141 житель), волостное правление, земская станция, земская школа, фельдшерский пункт, квартира станового пристава, пивная лавка, казённая винная лавка, 2 мельницы, ярмарка в первое воскресение Петрова поста, 28 октября. В 2009 г. - 112 домов, 307 жителей, каменная церковь во имя Иоанна Война. Источник: http://vk.com/topic-5005550_23402775.
  23. По следам Выдропусской иконы. Д. Ивлев, М., 2013. – С. 76.
  24. Франсиско де Миранда. Путешествие по Российской империи. М. Наука. 2001. Интернет http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVIII/1780-1800/Miranda_2/frametext6.htm.
  25. ГАТО, Ф. 478, Оп. 1, Д. 219, «Ведомость о Николо-Столпенской пустыне за 1883 г», Л. 52-56.
  26. Ступкин Е.И. Указ. соч. – С. 40-48.
  27. ГАТО, Ф. 478, Оп. 1, Д. 270, Л. 5-6.
  28. Ступкин Е.И. Указ. соч. – С. 30-31.
  29. Тверской епархиальный статистический сборник, И. Добровольский, Тверь, 1901. - С. 616.
  30. 7.   Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область, Ч. 3, отв. Ред. Г.К. Смирнов, М. 2013. - С. 585.
  31. Долго будем, Госполь знает… Положение Русской Православной церкви в Вышнем Волочке в 1918 – 1947 гг. Д. Ивлев. Газ. «Верхневолжье Православное», №№7-8, июль-август 2010 г.
  32. Ступкин Е.И. Указ. соч. – С. 141.
  33. Там же, - С. 130-131.
  34. ГАТО, Ф. Р-641, Оп. 1, Д. 1489, Послужной список за 1918 г., Л. 2.
  35. Ступкин Е.И. Указ. соч. – С. 135-138.
  36. Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия". Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001 http://days.pravoslavie.ru/Life/life4916.htm.
  37. КУСКОВ Степан Иванович. Род. 1870, г.Вышний Волочек Калининской обл., б/п, служитель культа, прож.: г.Вышний Волочек, ул. К.Либкнехта, д. 1/2. Арест 6.08.1937. Приговорен тройкой УНКВД по Калининской обл. 13.09.1937, обв.: АСА. Расстрелян 17.09.1937. По заключению Тверской областной прокуратуры от 24.05.1989 реабилитирован. Источник: http://www.memo.ru/memory/tver/index.htm.
  38.  ГАТО, Ф. Р-2723, оп. 1, Д. 52 "Регистрационное дело прихода села Федово Вышневолоцкого района". 

В тексте использованы фотографии и фотооткрытки из архивов протоиерея Василия Киричука, Георгия Смирнова, Евгения Ступкина, Ильи Смирнова, фондов Вышневолоцкого краеведческого музея. Особая благодарность Г.К. Смирнову и Е.И. Ступкину за предоставленные фотоматериалы.

 


Назад к списку