Георгия Победоносца и великомученицы Варвары села Матвеево - Денис Ивлев. О соделании новгородцу Михаилу Сердюкову свободного судам ходу при Вышнем Волочке...
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Денис Ивлев. О соделании новгородцу Михаилу Сердюкову свободного судам ходу при Вышнем Волочке...

О соделании новгородцу Михаилу Сердюкову свободного судам ходу при Вышнем Волочке…

Вышний Волочёк. Часовня-памятник отцам города. Фото Д. Ивлева

К 300-летию начала модернизации Вышневолоцкой водной системы М.И. Сердюковым.

Именно так начинается дело, хранящееся в фонде Сената в Российском Государственном архиве древних актов. Сюда меня завели поиски сведений о жизни Михаила Ивановича Сердюкова, связанных с Вышним Волочком. Конечно, о Сердюкове написано много, но всё же хочется самому прикоснуться к старинным документам, полистать, почитать. Среди фамилий исследователей, касавшихся к этому делу, всплывает только три накомых. Первая из них – Михаила Яковлевича Либермана и Виктора Семёновича Виргинского аж за период 1970-х гг. Михаил Яковлевич обращался к чуть более десятка раз, а вот Виргинский всего единожды. Так же вижу фамилию и подпись Георгия Смирнова, который сделал выписки и просмотрел дело 2002 и 2003 гг. А поэтому из почти трёхсот страниц документов, касающихся только Сердюкова можно, очевидно, почерпнуть и много новых сведений…

В 2017 г. на месте паперти Казанского собора Вышнего Волочка мы установили на гранитных жерновах часовню-памятник отцам основателям города. И одной из ключевых фигур, сыгравших роль в учреждении Вышнего Волочка городом сыграл Михаил Иванович Сердюков – выдающийся русский гидротехник и создатель Вышневолоцкой водной системы. Он не дожил до момента учреждения Вышнего Волочка городом в 1772 г., но именно его дела заложили основу экономического развития и процветания будущего города – Вышневолоцкую водную систему. Как выяснилось позднее, памятник мы поставили как раз на территории старинного кладбища, где покоится прах Сердюкова, как это следует из записей Богоявленской церкви Николаевского Вышневолоцкого погоста. То есть памятник явился одновременно и надгробным памятником Сердюкову.

Вышний Волочёк. Часовня-памятник отцам города. Подготовка к освящению. Фото Сергея АндрееваНе случайным оказался и тот факт, что в основу памятника были положены жернова, которые по преданию были на мельницах Михаила Сердюкова. Они не только имеют символическое значение, но и сыграли вполне конкретную роль в истории Вышнего Волочка. Ведь именно благодаря Сердюковским мельницам стала развиваться дальше Вышневолоцкая водная система. И мы это увидим ниже из старинных документов РГАДА.

Речь пойдёт о событиях трёхсотлетней давности, а именно о периоде 1719 – 1721 гг., когда «новгородский купецкий человек» Михаил Иванович становится во главе огромной Вышневолоцкой системы и начинает её модернизацию.

Первый документ дела датирован  17 марта 1719 г. и повествует об отправке в Сенат Сердюковым первого прошения, характеризующего настоящее положение дел в Вышнем Волочке и на новопостроенном канале1.

«Всемилостивейший Царь Государь, - писал Михаил Иванович Сердюков, - Вашему Величеству доносили с нижепоименованным Яковом Потаповым при Вышнем Волочке в канале и реках Цне и Тверце прежние учреждённые перемычки вешней водой вынело и запирать невозможно, в то время малой воды ход и весьма нужно строение в тех реках Цне и Тверце перемычек для свободного судового ходу, и ныне всенижайше Вашему Величеству доношу»2.

Так начинается прошение. Сердюков не рассыпается в лестных выражениях, которыми будут пестрить документы конца XVIII-XIX вв. Не то это было время. Это время Петра Великого, к которому обращались кратко и по делу. Кратко и по делу писал и сам Сердюков не позволяя роскошных витийств, а начиная с краткого «Всемилостивейший Царь Государь» и сразу к сути.

«Ежели повелено будет оное строение мне нижайшему, - писал Сердюков далее, - при Вышнем Волочке в реке Цне и Тверце перемычки построить деревянные и при них в реке Цне и повелеть построить мельницы и оными мельницами владеть 15 лет безоброчно и те перемычки и мельницы мне ведать. И в оных для свободнаго судам ходу в пристойнех местех перемычки построить и те 15 лет тем доходам, что с мельниц будет забираца да кабацкими прибылными зборными денгами, которые кабаки за мной на откупе, а имянно вышневолоцким и удомелским и по откупу своему деньги в канцелярию платить будут по прежнему»3.

Среди основных источников дохода Михаила Сердюкова в этот период был кабацкий откуп и мельничное дело. И тот и другой промысел мог развиваться только, если будет существовать оживлённый Вышневолоцкий водный путь. Кроме того, «на реках перемычки» - плотины, требовались Сердюкову для удобного строительства мельниц. В своём прошении он ясно даёт это понять4, а так же указывает и то, что кабацкий доход ему позволит заниматься постройками и платить налоги он будет.

В следующей части своего прошения он переходит к «перекопям» - каналам, которые затем лягут в основу Вышневолоцкого водохранилища:  «Тако ж в реку Цну и в канал и в Тверцу желав для свободнаго судового ходу из реки Шлины пустить воду, и того ради перекоп учинить выше предняго канала из реки Терцы в реку Шлину перекопом чрез озера пустить своим иждивением и от того, что в реках Цне и Тверце и в прежнем канале вода умножитца и во время маловодья всяким судам будет Тверцой рекою свободный ход и государственная польза в том будет»5.

По вопросу возмещения его убытков, он ставит очень интересное условие: «И ежели заделав и во что оная работа станет тогда Вашего Величества о взыскании милостиво просить буду, и буде не сделав убытков своих возвращать не желав»5. То есть понесённые убытки он просит вернуть лишь в случае удачного исхода его предприятия, а в случае неудачи возвращать ничего не следовало.

Продумал Сердюков и проблему прохода судов через Вышний Волочёк во время строительных работ и дал следующие гарантии: «К строению перемычек на реках Тверце и Цне летним временем во время маловодья надлежит … основать фундаменты и для того отводить воду, и ежели во время строения тех фундаментов придут к местам суды с какими припасы или лесом и с провиантом, дабы обретающиеся на тех судах люди в том строении помешательства не чинили и ожидали б те суда местом окончания том по пять дней, и болши пяти дней ожидать не будут»6.

Подписано письмо словами «И о вышеписанном Вашего Величества повеления прошу Вашего Величества нижайший раб новгородец Михайла Сердюков»6.

Н. Жилле. Портрет Петра I. ГТГ. Фото Д. ИвлеваВ начале мая 1719 г., прекрасно понимая, что время уходит, Сердюков составляет второе прошение на имя Петра Великого, где обстоятельно раскрывает все подробности его предприятия и проблемы, которые ему предстоит решить.

«Всемилостивейший Царь Государь, - пишет Сердюков в своем прошении от 11 мая, - Вашему Величеству доношу я нижайший. При Вышнем Волочке в прежнем канале и в реках Цне и по Тверце до реки Волги прежние учрежденные деревянные перемычки … вешней водой вынесло и запирать невозможно… И с прочим каким припасом и с купецкими товары суды становятся, с которых выгружать и… воду запирать и проваживать нужным ходом немалое время. И о построении в тех реках Цне и Тверце до Волги деревянных запоров с растворитыми вороты для свободного судового ходу ныне всенижайше Вашему Величеству доношу»7.

Далее Сердюков снова повторяет свою просьбу, снабжая её конкретикой: «Ежели повелено будет для многонародной пользы оное строение мне нижайшему ныне ис своего иждивения при Вышнем Волочке и в реке Цне и в канале и в Тверце до Волги деревянные запоры с вороты раствористыми в нужных для проходу судам местех и при реке Цне и в Тверце построить мельницы и оными мельницами безоброчно владеть и так же при Вышнем Волочке и в Удомельском погосте … такомженные и кабацкие и канцелярские зборы по откупу моему которые ныне по Вашего Величества указу за мною на откупу збирать пятнадцать лет, и теми заводы и мельницы и кабаками … мне ведать, и вновь для свободного судам ходу в нужным для прохода судов местех запоры с воротами раствористыми строить и починивать, и мастеровых и работных людей нам держать свободно в те пятнадцать лет, тем доходом, что с мелниц да кабацкими сверх откупа прибытными денгами»8.

Кроме того, появились у Сердюкова и дополнительные условия в построению объектов будущей водной системы. Среди них условия, касающиеся вырубки леса: «Ко оным строениям леса рубить везде было свободно и безоброчно и без всякаго запрещения… по оным рекам в нужных в проходе судов местех и в порогах, где надлежит строить оные запоры и при тех запорах мелницы»8.

Опасался Сердюков и конфликта с главным землевладельцем этих мест Новгородским архиепископом Феодосием, архимандритом Троицкой Александро-Невской лавры. Архиепископ слыл человеком крутого нрава, а лавре принадлежали бывшие земли Иверского Валдайского монастыря, которому некогда в 1654 г. был отдан Вышний Волочёк с окрестностями. Поэтому Сердюков не преминул уточнить: «И Троицкаго Александро Невскаого монастыря и других монастырей и помещицких землях по обоим берегам по тридцати сажен от рек на каждой стороне на построение леса брать свободно и безсрочно и о том во оной Александро Невской монастырь архимандриту Феодосию и в округи … послушные указы послать»8.

Указал Сердюков и новые дополнения к постройке предлагаемых им каналов между Ключинским, Городолюбским и Здешевским озёрами и рекой Шлиной, которые должны были наполнять водою Цну и Тверцу. «Для тех вышепомянутых запоров, - писал Сердюков, - особливо для лучшего умножения воды много народной ползы желав, для свободнаго судового ходу реку Шлину перекопом и, ежели возможно и не прилучится в том месте каменья и будет вода, и те выше прежнего канала и реки Тверцы чрез восемсот сажен и чрез озера пустить воду во Цну реку своим же иждивением»9.

Очевидно, предполагая такое грандиозное соединение озёр и реки каналами, Сердюков не мог предсказать всех последствий, а поэтому писал: «И от того я, нижайший, надеюсь, что в реках Цне и Тверце и в прежнем канале вода умножитца… судам может быть Цной и каналом и Тверцой рекой свободной ход и в том государственная польза будет»9.

Вместе с тем, Сердюков стремится просчитать последствия и требует в помощь грамотного инженера: «И того ради повелено было Вашего Царского Величества указом во оных реках Шлине и Цне и озерах измерить на предь чрез знатного и дорого мастера и освидетельствовать перекопь копать по вышеозначенному моему объявлению возможно ли, и вода в той помянутой реке Шлине чрез озера в реку Цну будет ли, что б напрасно мне, нижайшему, немалого убытку не учинилось»9.

Сердюков не только опасается убытка, но и просит о компенсации его расходов по «освидетельству чрез доброго мастера в помянутой перекопи водяной ход, ежели все конечно будет, и тогда мне Вашего Царскаго Величества имянной указ и копать оную буду, и что оная перекопь станет, тогда Вашего Величества о взыскании милости просить буду»9.

Не рискует Сердюков без опытного совета приступить и к восстановлению Тверецкого канала: «Да оному мастеру прежнего обретающегося о Тверце реке канала, в котором в прошлых годех на предь сего местами песком занесло и обрубы сгнили и обвалились впред для ведома так же и построенного моего на реке для пробы деревянного запору с растворитыми воротами каковым образом вышепомянутые надлежит строить досмотреть и освидетельствовать»9.

Кроме грамотного мастера Сердюкову нужны были и мастеровые люди, а так же грамотный подьячий и солдаты для охраны: «И в вышеозначенной работе и строению плотницкому между прочим мастеровых и людей и ратников и всякого чина людей нанимать свободно и оных от работы никого не отымать. Во время вышепомянутого строения и перекопи ежели кто мне, нижайшему, мастером и работником моим … обиды или в работе будут чинить остановку и помешательство в том меня охранять и для охранения определить доколе работа будет лейб гвардии Преображенскаго полку сюда шесть человек на Вашем государевом денежном и хлебном жалованье, да для письма из Новгороцкой ратуши дать мне подьячего Петра Морозова»10.

Уже 19 мая Сенат отреагировал на письмо Сердюкова и указал разузнать губернской Санкт-Петербургской канцелярии когда и на каких условиях Сердюкову отданы откупы, которые он упоминает в своём письме11.

В ответ выяснилось, что «новгородцу посадскому человеку Михайле Сердюкову в 1717 г. «февраля в 15 день по Великого Государя указу велено под Вышнем Волочку на Волочку Дершкове и в селе Боровичи и Ясеновичах в Удомельском Млевском погосте таможенные и кабацкие и канцелярские сборы отдать на откуп … на три года»12.

РГАДА. Указ Петра Великого о передаче Вышневолоцкой водной системы М.И. Сердюкову.Следующий документ, приложенный  к делу и датированный 26 июня 1719 г., именуется в краеведческой литературе «указом Сената». Но при прочтении этого указа с первых слов становится понятным, что не Сената был этот указ, а самого Петра Великого. Мы приведём этот один из важнейших документов в истории Вышнего Волочка и Вышневолоцкой водной системы полностью.

 «1719 г. июня в 26 день Великий Государь Царь и Великий князь ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ всея Великия, Малыя и Белыя России Саможержец слушал вышеписанные доношения, указал по имянному своему Великого Государя указу новгородцу Михаила Сердюкову по ево желанию для свободнаго судам ходу при Вышнем Волочке в канале и в реках Цне и Тверце пересыпные местам вычистить и обветшалые обрубы, так же и деревянные слюзы, вороты починить, и где пристойно и вновь построить деревянные же слюзы с вороты и то все содержать ему в таком смотрении, что судам был ход всегда свободно, да для умножения во оных реках и канале воды ему ж сделать перекопь, которую перекопью пустить реку Шлину чрез озера во Цну реку так, как он в доношениях своих и в чертеже объявил, что б и по оной перекопи судам был ход свободной, и то все строить ему своим иждивением, и помянутой работе мастеровых и работых людей нанимать ему свободных своею же за платой, леса рубить и под мелничное строение и под запоры места по тридцати сажен от берегов брать невозбранно и безоброчно чьи ни были, и в том во всем обиды и остановки никакой ему Сердюкову не чинить и для того охранения дать ему солдат от лейб гвардии отставных шесть человек и для письма подьячего  и содержать ему оных на своем корму, так же ему Сердюкову в рубке к той работе лесов никого не обидеть, и по запоры и под мелничное строение сверх указанной меры лишней земли не брать, и теми запорами, пашни и других угодей не потопить, и в пропуске у запоров и у мелниц судам остановки и в ходу помешательства и обиды никакие не чинить, и в том ему подписаца под опасением наказания и штрафа; а что о состоянии прежняго канала было известно, в каком строении оно ему Сердюкову отдастся, того из Нова Города послать кого надлежит и тот прежней канал, где засыпанные песком места и обветшалые слюзы и обрубы и прочее описать, и по той описи ему Сердюкову оное отдать с роспиской, а за то ево иждивение и труд в награду на вышеписанных реках и каналах при запорах где пристойно мелницы строить волно с свободными проходу что б судам … без удержания, и теми мелницами и с них доходами владеть ему безоброчно пятьдесят лет, а на Вышнем Волочке и в Удомельском погосте кабаки и стойки и таможенные и канцелярские сборы отдать ему на откуп на указанные годы по указу без перекупки и самой коллегии и те откупные денги платить ему погодно сполна без доимочно, да ему в награду и на содержание оных шлюзов почему за прочих с купецких судов за платы имать и то определить с того времяни на по оным рекам и каналом судам ход свободно будет и том самом коллегию и в Санкт Питер бурскую губернию послать, а ему Сердюкову дать с прочетом указы.

Александр Меншиков Князь Иаков Долгорукий, Граф Иван Мусин Пушкин, Граф Андрей Матвеев…»13.

Из указа видно, что прошения Сердюкова Пётр рассматривал лично и условия указа писались при нём. Фактически все они совпадают с просьбами и предложениями Сердюкова за исключением того, что солдат Преображенского полка ему придётся кормить «своим коштом». Почти сразу Сердюков указ прочитал и оставил расписку: «Вышепомянутой Царского Величества Имянной Указ Новгородец Михайло Сердюков слышал и во исполнение того, как тот Его Величества Имянной Указ повелевает подписался своею рукою»14.

Подписался Михайло Сердюков под делом всей своей жизни на долгие тридцать пять лет. Сколько лишений и бед ему придётся претерпеть, сколько трудов положить думал ли он? Знал ли он, что ждут его взлёты и падения, а порой смертельная опасность? Всё ещё было впереди…

Разрушения на Тверецком канале, который только что был отдан в ведение Михаила Сердюкова были серьёзные. Летом 1719 г. в Вышнем Волочке собралась внушительная комиссия, состоявшая из дворян Мельницкого, Трофимова, Морозова, Гуляева, новгородца гостиной сотни Федора Иванова сына Мунгала, посадских людей, бурмистра вышневолоццкой таможни Федора Крашениникова и «вышневолоцкого яма ямщиков». Особенно в этом составе выделяется новгородец Фёдор сын Мунгала. Не кто-то это из земляков Сердюкова? Руководил комиссией подьячий Сергей Дмитриев.

Комиссия обследовала канал и реку Цну, описывая состояние берегов, мели, измеряя глубину дна и целостность объектов обширного нового хозяйства Сердюкова. Всё записали досконально и занесли в обширную опись. Так, например, ширина Тверецкого канала у выхода в реку Цну «ниже того моста поперег во Цну реку в обрубе, где бывает ход судам чрез Вышней Волочек, против прежде бывших князя Гагарина хором, где ныне стоит кабак, семь саженей два аршина, глубина одиннадцать вершков, по обеим сторонам обмело берегу шесть сажень»15.

Сама река Цна в этом месте «против кабака поперег ширина тринадцать сажень два аршина при ровной воде»15, а глубины было всего пять вершков. Описали в документе состояние берега Цны, старый мост16, каменный шлюз с мельницами17, а так же состояние моста чрез Цну по большой Московской дороге «от Волочка к Нову Городу»18. Все объекты находились в бесхозном и неприглядном состоянии.

Оценивая этот документ, можно сказать о том, что Вышневолоцкая система требовала нового рачительного хозяина, а объекты не сколько ремонта, сколько перестройки. И Сердюков никто иной это понимал. Предыдущий «хозяин» князь Матвей Гагарин с этой задачей не справился. Потратив государственные деньги, он привёл всё в запустение и водная система функционировала кое-как.

Кстати, в документе встречается довольно любопытное описание «хором» князя, а так же двора «прежняго слюзного и каналного дела нарятчика, которой был при князе Матфее Гагарине»19. «А на том дворе, - писали члены комиссии, - стараго строения стоящая на улицу лицем гостиница с чуланом, в ней печь кирпишная, на двор к реке в горнице по два окошка, в чулане два окошка волоковых, при той гостинице сени, чулан, нижник, чердак, крыльцо, на улицу ворота, во дворе две избы старые, одна с чуланом»19.

Не лучше обстояли дела и на реке Тверце. Именно её продолжил описывать подьячий Сергей Дмитриев. Он прошёл на лодках, делая остановки в крупных населённых пунктах и беседуя с местным духовенством, до самой Твери. Труд Сергея Дмитриева уникален тем, что это не только описание порогов и мелей на реке Тверце, но и очень интересные сведения об природных особенностях, топонимике, важных чертах населённых пунктов по берегам реки, которая после деятельности Сердюкова навсегда поменяет многое в своей географии. Этот труд требует отдельно публикации и особого внимания.

Сергей Дмитриев в начале своего описания Тверцы писал: «И по тому Его Царскаго Величества указу оной подьячей Вышняго Волочка по Тверце реке даже до самой Твери ездил и со свидетельством сторонних людей описывал, а что где по осмотру явилось и с которых мест описывать начато и в которых числех и что где при том осмотре по свидетельству духовнаго и монашескаго чина люди были и той же ясно значит ниже сего»20.

«Ниже сего значило», например, что «августа в EI (15 – Д.И.) день» Сергей Дмитриев «отъехав Вышняго Волочка рекою Тверцою и не доезжая Николаевскаго Столпенскаго монастыря за две версты против заводи и острова не доехав» видел «мели в разных местех на полтораста сажен и водяной ход в тех местех на четверть аршина природной воды»21.  Так же и далее он описывает, например, то, какой в «селе Бабском обретается порог», а в Выдропужске даёт не только географические описания реки, но и сведения о том, что деревня Шунково (ныне часть с. Выдропужска) является собственностью Александро-Невского монастыря. И так до самой Твери, собирая после каждого отрезка реки свидетельские подписи с местного духовенства и грамотных людей.

Такое вот «хозяйство» досталось Михаилу Ивановичу Сердюкову от предыдущих «шлюзных мастеров». Да и началось всё вовсе не благополучно. 17 сентября 1719 г. Сердюков «Его Царскому Величеству в военной коллегии бил челом» о том, что «прошедшего июля против 21 числа в ночи воры и разбойники, собрав многолюдство, пришед на оной ево винокуренной завод … прикащиков и людей ево пожитки и денги и ружье без остатку пограбили, и лошадей всех увели, и определеннаго у него для строения по имянному царскаго величества указу слюз мастера, и прикащика, и винокура, и солодовников, и кирпичных мастеров и людей ево смертельно порубили, и прикащику ево говорили, что б им же рабойником оставлено было от него же Сердюкова для отдачи денег шестьсот рублев, которые они придут с помянутого числа … в 10 дней, и оставили на том ево заводе написав письмо, что ежели таких денег дано им не будет, то похвалились оной ево завод выжечь и искоренить без остатку…»22.

Со слов самого Сердюкова заводы он завёл «в прошлых годех в Новгородском уезде в Деревской пятине близ Вышняго Волочка»22. Производство у него было крупное: «Завел он винокуренной завод и для подрядов в поставку на кружечные дворы вина построил поварни и хлебные анбары, и для солодового рощенья солодовни, и овины уксусные, и кирпичные, и черепичные заводы и прочаго строения немалое число, и своего иждивения  с которого ево заводу по подрядам вино ставил и на откупные кабаки на продажу оправлял всегда без остановки, от которого заводу ево цаского величества казну забирал немалое число»22.

Поэтому просил Михаил Иванович разрешить ему «построить палисад с бойницы и … на заводех поставить пушки и повсегодняшней караул и для караулу в летнее время давать из Ногородскаго гарнизона солдат по двенадцать человек, что б оному слюзному делу и поставке вина остановки и в торговом ево промысле помешательства не было»23.

Как видно, прошение Сердюкова достигло самого Петра. «И разорения онаго заводу Его Царскаго величества интересу не исчерпалось»23 и Пётр рассмотрел его лично 25 января. Пётр разрешил Сердюкову и «палисад и бойницы и держать свои пушки, а понеже от воровних непрестанных в тех местех приходов бывает и многим купецким людем торгующим и плывущим Мстою рекою к Питер бурху разорение и страх, того ради велено дать из Нова Города капрала и лдвенардцать человек солдат…»23. Указ Петра Великого отписал Сенату Александр Меншиков. Очевидно, что разбойные и вороватые люди весьма сильно беспокоили купеческие караваны и жалоб поступало весьма много, раз сам Пётр рассматривал это донесение Сердюкова и давал по нему свои распоряжения.

Ещё одно прошение Сердюкова поступило в Сенат в конце 1719 г. и касалось оно разрешения использовать дубы на постройку объектов водной системы.24 Особым указом Петра запрещалось трогать заповедные дубовые рощи, а так же корабельную сосну. Для Сердюкова сделали исключение «на строение при Вышнем Волочке в канале и реках Цне и Тверце слюзов и растворительных ворот … и на указанные нужды дубовый лес позволить рубить сколко надлежит»25.

И всё же Михаил Иванович с работой справился, хотя не всё шло гладко, были и технические просчёты. В ноябре 1720 г., подводя итог своей годовой деятельности, без утайки Сердюков описал всё в доношении Правительствующему Сенату. Фактически этот документ является историей Вышневолоцкой водной системы, написанной рукой самого её творца: «Оное строение строить я начал прошлого 719 году августа с 1 числа, и построил при Вышнем Волочке на Цне реке, усмотря в удобном месте мимо основнаго кругом ходу, прямо учинил перекоп в длину на сто на двадцать сажен, поперег  на двенадцать сажен, глыбиной о трех и до полуторых сажен, и перекопав построил в ней новую слюзу с вороты с раствористыми, в которую ход в спуске судам нынешнее лето был всегда свободной. Да и в прочих пристойных местах веленному строению и починке обрубов приуготовлены лесные и протчие припасы»26.

Остатки плотины М.И. Сердюкова на дне Вышневолоцкого водохранилища. Фото Л. КоротаевДаёт Сердюков и дату начала работ в районе озёр выше Вышнего Волочка, там, где сейчас находится Вышневолоцкое водохранилище: «И прошедшего августа 1 числа сего 720 года начат помянутой от Шлины реки по озерам копать перекопь, которой сего ноября по 1 число до половины выкопано и ныне оную перекопь непрестанно копают и к той строению требуется немалаго иждивения и прочих припасов расход и в работе усмотрение»26.

В своём доношении Сенату Сердюков испросил подьячего Петра Морозова из Новгорода, т.к. дела у него стоят. На что Сена т ответил положительно и 21 марта 1721 г. велел новгородскому воеводе Мякинину дать подьячего.27

Своеобразное резюме подвёл годовой деятельности Сердюкову сам Пётр Великий в 1722 г. «апреля 6 числа в ымянном Его Императорскаго Величества указе писанном в Сенате собственною Его Императорскаго Величества рукою»28. Пётр велел: «Сердюкову содержать слюз полной и определить ему посколку давать судна и что с него подателей, с тово не брать, и другой пошлины с судов, дабы было чем ему оной слюз содержать»28. Таким образом, пошлины с судов взымать мог только Сердюков, а так же и сам мог определять размеры этих пошлин, что бы можно было покрыть траты на содержание шлюзов и каналов.

А работы действительно развернулись грандиозные. Ещё одно «доношение» Петру Великому от Сердюкова за 1722 г. описывает масштаб работ.

«По имянному Вашего Императорскаго Величества указу, - писал Михаил Иванович, - велено мне нижайшему при Вышнем Волочке в реках Цне и Тверце построить для свободного судам ходу слюзы… И те дела я, ничтожный, зделал, а имянно на реках Цне и Тверце две слюзы так же и коленистые места перекопами напряг в первой слюзе на двесте сорок четыре сажени, а другой на сто тридцать четыре сажени и воду пусти и стал быть ход судам пред прежним свободной, и суда все ныне проходят свободно и без выгрузки»29.

Удалась Сердюкову и затея с каналами от Шлины до Цны: «А после того по имянному Вашего Императорскаго Величества указу зделал я, нижайший, в то же слюзное действо пропустив воду Шлины реки к озерам на шестьсот шестьдесят саженей, перекопав на сто на три сажени, за которым прибылой воде в прежнем канале и по реке Цне и Тверце и … судам стал быть ход свободной и к пропущению без выгрузки две тысячи триста тридцать девять судов.

И другую перекопь сделал собой усмотря к свободному ходу судам от Цны ж реки ко Шлине ниже новопостроенной шлюзы напрям ко Мстину озеру на сто тридцать три сажени в вышину ж на коленистые и мелкие каменистые места без мала на три версты в которой и ныне все суды без выгрузки свободно проходят»30.

Писал Сердюков и о дальнейших планах: «И сверх всего того усмотрением моему надлежит к тому для лучшаго исполнения еще зделать, а имянно в старом канале работ князя Гагарина на Тверце реке обруб и сваи по обе стороны зделать и камнями покласть на все тысяча на семьсот саженей, и песок вычистить. К тому ж для лучшаго удовольствования воды между озерами до реки Цны текущие речки уширить и углубить или перекопать чрез болота на шесть верст и на сто саженей для того, которая вода моей перекопи пущена на теми реками не умещается и потопила сенные покосы»30.

В последнем пункте Сердюков отметил важное обстоятельство, касающееся потопления сенных покосов. Это обстоятельство ляжет в основу враждебному отношению к его делам со стороны местного духовенства и ямщиков, земли которых и затопил Сердюков. И всё же главная поставленная перед Сердюковым задача была выполнена – ход судов через Вышний Волочёк стал свободным. Предложения Сердюкова позволили всего за год исправить проблему, не решавшуюся дотоле десятилетие. А за два года он смог в корне изменить принцип функционирования водной системы, положив начало существованию первого в истории России водохранилища. Правда, пока это были каналы между озёрами, но первый шаг к этому гидротехническому новшеству был уже сделан.

Модернизация Вышневолоцкой водной системы Сердюковым пришлась по времени на коренные преобразования в самой России. Победившая в Северной войне страна стала Империей. В конце 1721 г. царь Пётр Первый принял титул Императора и отца Отчества. Россия стала империей. Её международная роль изменилась, так же как и принципы внутренней политики. Отныне всё в России будет по другому, не скоро, не сразу, но по другому. И в этих новых реалиях и Сердюков и его водная система сыграют не последнюю роль.

Денис Ивлев, историк.

Автор выражает особую признательность своему другу и коллеге Сергею Андрееву за помощь в поиске материала.

Вышний Волочёк, 28.03.2019 г.

Благодарим за предоставленное фото остатков Заводской плотины Леонида Коротаева.

Примечания:

  1. РГАДА, Ф. 248, Кн. 810, «Сия книга ево дела: 1-е, 1719 г. о содержании новгородцу Сердюкову для свободнаго судов ходу при Вышнем Волочке в канале и реках Цне и Тверце слюзов и о зделании перекопия с 240 по 336 лист; 2-е с 1722 по 1737 год об оных же вышневолоцких слюзах с 1-го по 321 лист», Л. 3.
  2. Там же, Л. 4.
  3. Там же, ЛЛ. 4-4 об.
  4. Сердюков прямо указывает строительство мельниц, как основную причину всех гидротехнических работ. Например, в первом прошении он особо подчёркивает: «Ежели повелено будет оное строение мне, нижайшему, при Вышнем Волочке в реке Цне и Тверце перемычки построить деревянные и при них в реке Цне повелеть построить мельницы, и оными мельницами владеть 15 лет безоброчно и те перемычки и мельницы мне ведать» (Там же, Л. 4). Так же и во втором прошении он снова, как основную причину указывает: «с своего иждивения при Вышнем Волочке и в реке Цне и в канале и в Тверце до Волги деревянные запоры с вороты раствористыми в нужных для проходу судам месте и при реке Цне и в Тверце построить мельницы и оными мельницами безоброчно владеть» (Там же, Л. 6).
  5. Там же, Л. 4 об.
  6. Там же, Л. 5.
  7. Там же, Л. 6.
  8. Там же, ЛЛ. 6-6 об.
  9. Там же, Л. 7.
  10. Там же, Л. 7 об.
  11. Там же, Л. 10.
  12. Там же, Л. 12.
  13. Там же, ЛЛ. 18-19.
  14. Там же, Л. 20.
  15. Там же, Л. 50.
  16. Там же, Л. 51.
  17. Там же, ЛЛ. 52-53.
  18. Там же, Л. 54.
  19. Там же, Л. 56.
  20. Там же, Л. 58.
  21. Там же, Л. 58 об.
  22. Там же, Л. 31.
  23. Там же, Л. 31 об.
  24. Там же, Л. 34.
  25. Там же, Л. 38.
  26. Там же, Л. 77.
  27. Там же, Л. 81.
  28. Там же, Л. 87.
  29. Там же, Л. 89.
  30. Там же, Л. 89 об.

 

 


Назад к списку